Анонсы

Большая студенческая вечеринка в клубе Tuning Hall Большая студенческая вечеринка в клубе Tuning Hall
Tuning Hall представляет: 5 октября - пятница! В э ...
Her Bright Skies в клубе Barricada Her Bright Skies в клубе Barricada
ВПЕРВЫЕ В МОСКВЕ ИМЕНИТАЯ ШВЕДСКАЯ ГРУППА HER BRIGHT SKIES.HER BRI ...
Гармаш не смог уговорить Ярмольника спеть с Бутусовым Гармаш не смог уговорить Ярмольника спеть с Бутусовым
Творческий вечер Вячеслава Бутусова «Бибигония» ...
The Offspring. 1 июня, Stadium Live The Offspring. 1 июня, Stadium Live
В это сложно поверить, но в следующем году калифорнийская группа ...

В соответствии с названием

Вокалиста группы Low вполне можно назвать американским Леонидом Фёдоровым. Во-первых, Алан Спархок (Alan Sparhawk) похож на мэтра российского андеграунда – и лицом, и причёской, и комплекцией. Во-вторых – см. во-первых. Когда впервые видишь их видео на песню "Murderer", долго трешь глаза.

В-третьих, вполне можно представить случай из альтернативной истории, когда Леонид по-прежнему играет на гитаре и поёт, а его жена Лидия, у которой действительно хороший голос, освоила барабаны. Владимира Волкова в этом варианте развития событий Фёдоров так никогда и не встретил – некоторые любители Аукцыона, насколько нам известно, до сих пор об этом мечтают. В-четвертых, манерами Алан тоже похож на Федорова – во время показа на монитора какого-то кораблика Спархок долго смотрел на него, потом повернулся к зрителям и сказал: "Well... it is a boat". Впрочем, нам стоит гордиться, что Алана скорее можно назвать американским Фёдоровым, а не наоборот.

А если серьёзно, то группа Low, более прочих в мире соответствующая своему названию, после выхода альбома "The Invisible Way" отправилась в плотный мировой тур, и мне удалось посетить их концерт в Осло. Low играет нечто, что занудные эксперты определили как slowcore, хотя сама группа активно против этого штампа возражает. С одной стороны, действительно, песни вроде "Monkey" или "Violent Past" сложно назвать медленными; с другой, если вы думаете о Low, вы всё-таки вспоминаете что-то медленное, суровое и минималистичное, замедленную версию Morphine, что бы там ни говорили они сами.

В Осло я летел рейсом Air France, и там в бортовом журнале песня Low из нового альбома под названием "Plastic Cup" была указана под первым номером в списке того, что стоит послушать в этом месяце. Интересно, возможно ли такое в бортовом журнале "Аэрофлота"?

В Осло американцы выступали в клубе под названием Bla. Как бы русскоязычному человеку ни хотелось думать иначе, читается это как "Бло". Афиш в городе замечено не было, но клуб набился битком. На разогрев очень скромно вышла группа, которая, возможно, справилась бы и с ролью хедлайнера. Шведская фабрика англопоющих музыкантов поставляет новые таланты практически бесперебойно, и на этот раз внимание публики с первой же песни привлекла команда Mire Kay.

Это, наверное, одна из самых стрёмно выглядящих групп в мире. Виктория Скоглунд (Victoria Skoglund) и Эмели Молин (Emelie Molin) – девушки достаточно симпатичные. Ну, не фотомодели, но это от них и не требовалось. Но, случайно или специально, в огромных очках и неловких костюмах они выглядят даже не как советские библиотекарши 70-х, а как суровая пародия на оных. Подозреваю, что шаг этот всё-таки осознанный – возможно, чтобы отличить девушек от других бесконечных девушек или чтобы показать публике, что даже такие простые крестьянки из глубинки могут собирать полные клубы. У Виктории и Эмили разные тембры голосов, звуки гитары и виолончели делают мероприятие очень атмосферным, а приглашенный клавишник/басист не дает звуку стать уж совсем занудным. Если всё будет хорошо, Mire Kay станут заметной величиной.

После их выступления на большом экране в клубе появились цифры "10:00", уменьшающиеся, соответственно, до нуля. Возьмём паузу и мы - и расскажем о футболках Low. Стоит сказать, что они берут пример с еще одних мощных американцев – The National – в том, что из мерчандайзинг стремится стать максимально незаметным. Думаю, лучшим сувениром для обеих групп стала бы абсолютно чёрная футболка без опознавательных знаков, но всё же законы рынка мешают этого достичь, и я даже умудрился купить практически последнюю футболку, на которой слово Low хоть как-то фигурировало.

В составе Low, как уже говорилось, гитарист и вокалист Алан Спархок, его жена Мими Паркер (Mimi Parker) на перкуссии и бэк-вокале и какой-нибудь бас-гитарист. В этот раз за бас-гитариста был Стив Гаррингтон (Steve Garrington), но кто только в этой должности у Алана не был!

Перед отъездом в Осло журналист Иван Калашников сообщил, что на единственном концерте Low, где он был, они играли половину нового альбома и половину из "Drums&Guns", самого известного диска группы. Именно "Drums&Guns" я и знал лучше всего, поэтому такой расклад меня вполне устраивал.
Как вы можете догадаться, дело кончилось тем, что группа Low не сыграла ни одной песни (ноль! зеро!) с "Drums&Guns". Даже мою любимую композицию "Murderer", которую, судя по Setlist.fm, группа регулярно играла на бис в этом турне, мы не услышали – бис вообще оказался как-то скомкан. В целом же, концерт был очень приличный. Low сыграли композиции с совершенно разных альбомов. Иногда они были максимально занудными, как хотелось die-hard-фанам; иногда уходили во что-то вполне доступное каждому, а пару раз сооружали убедительные импровизации на троих – и не верилось, что на сцене трио.

Я порадовался двум эпическим композициям, "Pissing" и "On My Own", а кульминацией концерта стала древняя песня "Lazy", которая прозвучала с такой мощью, что показалось, что на сцене вместе с Low оказался Марк Сэндмен (Mark Sandman) из Morphine со своим двухструнным басом. Возможно, как-то так Morphine и звучали бы сейчас, если бы не внезапная смерть Марка.

Сет, конечно же, усилили хитами – "Monkey" и "Especially Me" – но всё же концерт был силён прежде всего целостностью и настроением. Мне показалось, что Low лучше бы звучали на фестивале, под открытым небом, а в не в набитом мрачноватом клубе. Впрочем, как кто-то в Mire Kay считает, что очки им идут, так и кто-то в Low наверняка полагает, что набитые мрачноватые клубы – самое оно. Написано же чёрным по белому – Low оно и есть Low.


Обзоры

Слишком много друзей Слишком много друзей
Если вам уже есть тридцать, то с большой вероятностью ваша френд-лента во всех социальных сетях уже неделю ломится от восторгов...
Концерт Bloc Party в Москве: «Ты надеешься на чудо?» Концерт Bloc Party в Москве: «Ты надеешься на чудо?»
Рассказ о долгожданном выступлении английского квартета Bloc Party в рамках московского международного фестиваля «Blastfest»,...
Эволюция доктора Линдстрёма Эволюция доктора Линдстрёма
В ожидании очередного приезда Ханса-Петера Линдстрема (Hans-Peter Lindstrom) в Россию (на этот раз норвежский диско-гуру...
Jaytech - Multiverse Jaytech - Multiverse
Представляем вам второй альбом талантливого диджея
На коне: 30 лет R&S Records На коне: 30 лет R&S Records
Собственное тридцатилетие лейбл R&S справляет в статусе одного из самых влиятельных издателей передовой электроники....
Тихий час Тихий час
Помирать лучше, как известно, с музыкой. Поэтому в преддверии наступающего конца света Звуки отобрали 10 альбомов, наилучшим...

Персоны

"Проходных работ у нас нет" "Проходных работ у нас нет"
В преддверии концерта в честь 20-летия альбома Алисы "Для тех, кто свалился с Луны" Звуки сделали попытку разговорить Константина...
Пэрис Хилтон, Лиз Херли, Дэвид Бекхэм Пэрис Хилтон, Лиз Херли, Дэвид Бекхэм
Пэрис Хилтон не пустят на «Октоберфест» Наследницу великой гостиничной империи Пэрис Хилтон не пустят на знаменитый фестиваль...
R.I.P. R.I.P.
27 июля скончался великий современный композитор J.J.Cale - любимец всех гитаристов мира, автор из тех, чьи вещи знакомы...
CURRENT 93: "Большинство людей вообще не знает о том, сколько я сделал для C93" CURRENT 93: "Большинство людей вообще не знает о том, сколько я сделал для C93"
Майкл Кэшмор о своем возвращении в Current 93, отношении к психофолку и электронным музыкантам, а также поисках новых зв...