Анонсы

 Новой солисткой группы «ВИА Гра» может стать Мария Яремчук Новой солисткой группы «ВИА Гра» может стать Мария Яремчук
На днях всю страну шокировала новость о т ...
King Diamond  дал в Москве единственный сольный концерт тура King Diamond дал в Москве единственный сольный концерт тура
Легенда датской тяжелой сцены, бесподобн ...
«Ундервуд» рассказали о неприятном случае с Аллой Пугачевой «Ундервуд» рассказали о неприятном случае с Аллой Пугачевой
«Кирилл и Мефодий придумали букварь, а пь ...
Джона Леннона признали иконой NME Джона Леннона признали иконой NME
Джон Леннон назван главной музыкальной иконой New Musical Express. ...

В соответствии с названием

Вокалиста группы Low вполне можно назвать американским Леонидом Фёдоровым. Во-первых, Алан Спархок (Alan Sparhawk) похож на мэтра российского андеграунда – и лицом, и причёской, и комплекцией. Во-вторых – см. во-первых. Когда впервые видишь их видео на песню "Murderer", долго трешь глаза.

В-третьих, вполне можно представить случай из альтернативной истории, когда Леонид по-прежнему играет на гитаре и поёт, а его жена Лидия, у которой действительно хороший голос, освоила барабаны. Владимира Волкова в этом варианте развития событий Фёдоров так никогда и не встретил – некоторые любители Аукцыона, насколько нам известно, до сих пор об этом мечтают. В-четвертых, манерами Алан тоже похож на Федорова – во время показа на монитора какого-то кораблика Спархок долго смотрел на него, потом повернулся к зрителям и сказал: "Well... it is a boat". Впрочем, нам стоит гордиться, что Алана скорее можно назвать американским Фёдоровым, а не наоборот.

А если серьёзно, то группа Low, более прочих в мире соответствующая своему названию, после выхода альбома "The Invisible Way" отправилась в плотный мировой тур, и мне удалось посетить их концерт в Осло. Low играет нечто, что занудные эксперты определили как slowcore, хотя сама группа активно против этого штампа возражает. С одной стороны, действительно, песни вроде "Monkey" или "Violent Past" сложно назвать медленными; с другой, если вы думаете о Low, вы всё-таки вспоминаете что-то медленное, суровое и минималистичное, замедленную версию Morphine, что бы там ни говорили они сами.

В Осло я летел рейсом Air France, и там в бортовом журнале песня Low из нового альбома под названием "Plastic Cup" была указана под первым номером в списке того, что стоит послушать в этом месяце. Интересно, возможно ли такое в бортовом журнале "Аэрофлота"?

В Осло американцы выступали в клубе под названием Bla. Как бы русскоязычному человеку ни хотелось думать иначе, читается это как "Бло". Афиш в городе замечено не было, но клуб набился битком. На разогрев очень скромно вышла группа, которая, возможно, справилась бы и с ролью хедлайнера. Шведская фабрика англопоющих музыкантов поставляет новые таланты практически бесперебойно, и на этот раз внимание публики с первой же песни привлекла команда Mire Kay.

Это, наверное, одна из самых стрёмно выглядящих групп в мире. Виктория Скоглунд (Victoria Skoglund) и Эмели Молин (Emelie Molin) – девушки достаточно симпатичные. Ну, не фотомодели, но это от них и не требовалось. Но, случайно или специально, в огромных очках и неловких костюмах они выглядят даже не как советские библиотекарши 70-х, а как суровая пародия на оных. Подозреваю, что шаг этот всё-таки осознанный – возможно, чтобы отличить девушек от других бесконечных девушек или чтобы показать публике, что даже такие простые крестьянки из глубинки могут собирать полные клубы. У Виктории и Эмили разные тембры голосов, звуки гитары и виолончели делают мероприятие очень атмосферным, а приглашенный клавишник/басист не дает звуку стать уж совсем занудным. Если всё будет хорошо, Mire Kay станут заметной величиной.

После их выступления на большом экране в клубе появились цифры "10:00", уменьшающиеся, соответственно, до нуля. Возьмём паузу и мы - и расскажем о футболках Low. Стоит сказать, что они берут пример с еще одних мощных американцев – The National – в том, что из мерчандайзинг стремится стать максимально незаметным. Думаю, лучшим сувениром для обеих групп стала бы абсолютно чёрная футболка без опознавательных знаков, но всё же законы рынка мешают этого достичь, и я даже умудрился купить практически последнюю футболку, на которой слово Low хоть как-то фигурировало.

В составе Low, как уже говорилось, гитарист и вокалист Алан Спархок, его жена Мими Паркер (Mimi Parker) на перкуссии и бэк-вокале и какой-нибудь бас-гитарист. В этот раз за бас-гитариста был Стив Гаррингтон (Steve Garrington), но кто только в этой должности у Алана не был!

Перед отъездом в Осло журналист Иван Калашников сообщил, что на единственном концерте Low, где он был, они играли половину нового альбома и половину из "Drums&Guns", самого известного диска группы. Именно "Drums&Guns" я и знал лучше всего, поэтому такой расклад меня вполне устраивал.
Как вы можете догадаться, дело кончилось тем, что группа Low не сыграла ни одной песни (ноль! зеро!) с "Drums&Guns". Даже мою любимую композицию "Murderer", которую, судя по Setlist.fm, группа регулярно играла на бис в этом турне, мы не услышали – бис вообще оказался как-то скомкан. В целом же, концерт был очень приличный. Low сыграли композиции с совершенно разных альбомов. Иногда они были максимально занудными, как хотелось die-hard-фанам; иногда уходили во что-то вполне доступное каждому, а пару раз сооружали убедительные импровизации на троих – и не верилось, что на сцене трио.

Я порадовался двум эпическим композициям, "Pissing" и "On My Own", а кульминацией концерта стала древняя песня "Lazy", которая прозвучала с такой мощью, что показалось, что на сцене вместе с Low оказался Марк Сэндмен (Mark Sandman) из Morphine со своим двухструнным басом. Возможно, как-то так Morphine и звучали бы сейчас, если бы не внезапная смерть Марка.

Сет, конечно же, усилили хитами – "Monkey" и "Especially Me" – но всё же концерт был силён прежде всего целостностью и настроением. Мне показалось, что Low лучше бы звучали на фестивале, под открытым небом, а в не в набитом мрачноватом клубе. Впрочем, как кто-то в Mire Kay считает, что очки им идут, так и кто-то в Low наверняка полагает, что набитые мрачноватые клубы – самое оно. Написано же чёрным по белому – Low оно и есть Low.


Обзоры

"Реки" музыки и несвежие лозунги "Реки" музыки и несвежие лозунги
Стало известно, что печально знаменитый Ким Дотком (Kim Dotcom), основатель файлообменного ресурса Megaupload, закрытого...
Heart Attack High. The Honeymoon Is Over Heart Attack High. The Honeymoon Is Over
no label Приток новой крови в пост-хардкоре Приток новой крови в пост-хардкоре значителен в плане ко...
Талант - это управляемо! Талант - это управляемо!
У каждого музыканта (даже профессионалов, виртуозов) бывают определенные периоды "взлетов" и "падений". Заметьте, иногда...
Spector — Enjoy It While It Lasts Spector — Enjoy It While It Lasts
Молодая группа (рок-квинтет из Лондона был образован в 2011 году) Spector еще не успела набрать дост...
Изолента Изолента
Проживающие в Москве уроженцы Екатеринбурга Невидимки, смотрящие на ботинки в прошлом альбоме "Привязанность" пытались вновь...
The Killers «Battle Born» The Killers «Battle Born»
The Killers вернулись, хотя по их звучанию нельзя сказать, что они долго отсутствовали. В 2010 году,...

Персоны

Кайли Миноуг Кайли Миноуг
Кайли Миноуг – теперь и у вас дома Известная австралийская певица Кайли Миноуг представила в Лондоне разработанную ею специальную...
DJ VARTAN РОМАНТИКА ДИДЖЕИНГА DJ VARTAN РОМАНТИКА ДИДЖЕИНГА
Dj Vartan знаком многим клабберам. В скольких всего заведениях он играл, посчитать крайне проблематично. Их очень много:...
"Мы вязнем в зыбучих песках" "Мы вязнем в зыбучих песках"
В сентябре сразу с двумя концертами в Россию приезжает легенда неофолка – группа Sol Invictus. «Эзотерическое подполье Британии»...
Jean-Jacques BURNEL: "Лилипутство - это состояние души" Jean-Jacques BURNEL: "Лилипутство - это состояние души"
Звуки поговорили с Жаном-Жаком Бёрнелом из The Stranglers. Трудно поверить, что этот мастер боевых искусств когда-то лупил...