Анонсы

АукцЫон в клубе Arma Music Hall АукцЫон в клубе Arma Music Hall
Живой концерт группы "АукцЫон"В далеком 1978 году, они сделали это, с ...
Фьюжн-дрим-тим Фьюжн-дрим-тим
Скотт Хендерсон (Scott Henderson) – один из самых уважаемых гитаристов в среде любител ...
Марина Барешенкова и Вдадимир Белканов, 27 января, «Швайн» Марина Барешенкова и Вдадимир Белканов, 27 января, «Швайн»
В клубе «Schwein» пройдет совместная презе ...
Нааш компас земной Нааш компас земной
Группа Moremoney с лета этого года находится в бессрочном творческом отпуске, а вс ...
ViaHeart в клубе Релакс ViaHeart в клубе Релакс
NOMERCY MUSIC PRESENTS: 7 октября @ Клуб Релакс VIAHEART (London, UK)http://w ...

Основатели легендарной танцевальной команды МИРАЖ — специально для InDaRnB.

На этот раз мы побеседовали с основателями уже культовой танцевальной команды МИРАЖ. Александр Коргинов и Влад Кузьмин поведали нам свою историю и дали несколько дельных советов для начинающих, и не очень, танцоров. А так же в уютном зале в ЦВР «На Сумском» продемонстрировали некоторые свои движения, которые запечатлели наши фото и видео-камеры.

Копнем немного в историю МИРАЖа. Как зародилась идея и, собственно, образовалась эта танцевальная команда?

Александр: Идея возникла в конце 96-го — начале 97-го года. Тогда проходила эпоха клуба Титаник. Зарождение rave-культуры, что сейчас называется house. Открытие этого клуба было эпохальным событием. Толпы народа, многие остались на улице, не попадали в клуб. Так вот я работал в Титанике, Влад работал в клубе Пилот (что было роковым заведением, где проходили дискотеки с живыми выступлениями). И я как-то с друзьями заглянул туда просто посидеть, выпить, поболтать. Сел за стол, увидел этого парня на сцене и подумал: «Это просто дар Божий».

До этого, будучи самими по себе, просто танцевали или была какая-то серьезная танцевальная подготовка?

Александр: Да нет… У всех же по-разному.

Влад: Я начинал с брейк-данса. Первая волна 83й – 84й год. Танцевал сам. Если были нужны какие-то элементы, которые присутствуют, например, в классическом танце, то уже обращался к педагогам. Спрашивал, как делаются какие-то вещи, и тренировался. Даже из народного танца можно какие-то движения перенести в современный.

Александр: У меня всегда была хватка взять, раскрутить, продать красиво, сделать конфетку и умело преподнести. Тогда уже была склонность продавать, продюсировать и руководить этой историей. Влад же, конечно, был уникален в своем роде. Не забывайте, что не было Интернета и DVD. Был видео-магнитофон, который по крышке били, и кассета выезжала и то не всегда. Одна затертая и засмотренная кассета на всю страну и, как правило, по брейк-дансу и немножко snap’a. Смотрели эти два, три, четыре движения, и вся страна их делала. Очень сложно было развиваться. Влад поступил намного мудрее: он снимал сам фирмачей. Когда мы познакомились, он знал все танцы Майкла Джексона. Это было уникально. Я даже помню, как от ванной с цепью на штанах молодой мальчишка танцевал Джексона, сложнейшие танцы Дженнет Джексон.

Когда объединились, танцевали только в клубах? Как это все переросло в серьезную танцевальную команду?

Александр: Объединились и стали дополнять друг друга. У каждого есть своя харизма. У Влада потрясающая хореография.

Влад: Очень важно работать на зал и чувствовать отдачу, вот это начал развивать Саша. Работать для людей, которых ты видишь в зале. У меня еще было зрение очень плохое.

Александр: Да, да. Я тогда говорил: «Подожди, ты людей видишь вообще? Зал битком! А как же очки?». Это, конечно, не удобно. И когда сделали линзы, я не забуду его глаза, когда вышел на сцену.

Влад: Очень важно, когда работаешь, чтобы люди понимали, что смотришь на них ни как-то свысока. Главное танцевать для публики, вместе с ней. Сейчас очень многие неправильно себя подают, присутствует некое самодовольство. Например, наша работа с Дмитрием Маликовым, которой мы отдали 9 лет. О ней всегда лестно отзывались, потому что выходили: он пел для зрителей, а мы для них танцевали. Мы и не перебивали его, и в тоже время обращали на себя внимание, что в совокупности интеллигентного образа, спокойного вокала и агрессивного танца давали восхитительный эффект.

Александр: Раньше было ломовое место – клуб Мираж, хозяином которого был Рубен. Там проходили великолепные джазовые концерты, а уже организационные моменты отдавались полностью в наши руки. Наравне со Street Jazz’ом, мы начали делать программы.

Раз уже затронута тема Street Jazz’а, расскажите, о вашем отношении к этому коллективу.

Александр: У нас с самого начала с Серегой Мандриком дороги шли параллельно. Сначала и я, и он развивались сольно, затем команды. Я готов отдать Мандрику все почести, очень хорошо к нему отношусь.

Влад: Они были уникальны. Стали первыми, кто не просто выходили танцевать, а делали программы. Полноценные, длительные, со вставками из мультиков и кино.

Александр: Сейчас очень часто сталкиваемся с тем, что молодежь в выступления включает фразы из фильмов и считают, что они гениальны. Что мы можем сказать, если видели и слышали это уже пятнадцать лет назад… разве что это глупо. Давно уже юмор на сцене можно выражать другими способами, хотя бы пантомимой. Я с абсолютной уверенностью могу сказать, что наш коллектив не имел в месяц меньше пятнадцати концертов никогда! Нам завидовали очень многие. В одну ногу шли Мираж и Street Jazz. Со временем уже Мандрик выбрал телевизионную историю, я ушел в коммерцию.

Александр: Многие не верят, что танцы – наша основная деятельность. Но мы вполне смогли, чуть раньше я, затем Влад, купить себе квартиры, машины, сделать евроремонт. Люди спрашивают: «У вас есть посторонний бизнес?». Нет! Мы выбрали такую линию, гнули ее, отдаваясь делу полностью. Ни разу, ни он, ни я не сели на кресло, сказав: «Мы боссы: Влад – хореограф, Я – руководитель». Хотя мы могли бы делать так и только тыкать пальцем, раздавая указания. Нет, мы оба здесь и до конца с парнями вместе. Владу 38 лет исполнилось, а он любую молодую особь за пояс заткнет. Я то знаю, если его разозлить, а уж если бокал вина налить, — порвет всех! Чуть-чуть красненького и всеее… Я помню такое зрелище на одной дискотеке. Был тяжелый период, ему нужно было выпить, — я думал он весь клуб разнесет.

Как ваша команда стала разрастаться?

Александр: Сначала мы взяли к себе человека по имени Макс, он танцевал у Айзеншписа. Но мы его выкупили! Он должен был Айзеншпису тысячу долларов, за то, что тот его откосил от армии. Мы были знакомы, так что реакция на то, что Макс хотел уйти к нам, была: «К Сане можно! Но уйдешь тогда, когда вернешь тысячу долларов!». Ну, мы, не долго думая, нашли эти деньги. Потом, как это обычно бывает с молодыми мальчиками, — они становятся юношами. У Макса была большая проблема. Когда он с кем-то встречался, забывал обо всем на свете. И он не выдержал испытания гастролями.

Влад: У нас бывали очень длительные переезды, порою по семь – девять часов за рулем сидели. А в то время Макс на заднем сидении разговаривал по телефону. Часов по пять приходилось выслушивать это шептание в трубку. Главное, мог договорить и через пять минут набрать снова.

Александр: Я такого в жизни не видел! Уж лучше б пейджеры были, тяжелее было общаться. Но при этом он гениальный танцор, офигенный хореограф, потрясающе двигается человек. Мне кажется, уход из коллектива пошел человеку на пользу. И он вернулся, все признал. Сейчас Макс с нами, преподает в школе. Когда-то Влад дал ему толчок, он развился. Сейчас стал похож на Бекхема, когда танцует, девушки штабелями падают.

И как же вы разрослись до сегодняшних размеров?

Александр: Начало Миража, как таковой большой команды, состоялось, когда мы взяли Петю с Димой. Они стали нашими основными людьми. Плюс еще в том, что они высокие, мы этим славились. А потом Влад сказал: «Да наплюй! Не все же коту масленица». Сейчас кто-то может сказать, что Мираж обмельчал. Но ведь если бы на сцену выходило семь огромных мужиков, — это бы уже был перебор. Мы все разные. Мираж ведь славится тем, что танцует все. Вы у нас в программе увидите коммерческий house, reggae, hip hop, увидите Prodigy, James Bond. А в конце под Элвиса посмотрите на всю трудовую базу, которую хотите увидеть: начиная от рук, свечи, головы. У каждого ведь своя фишка. Плюс Леха у нас закончил институт Культуры, он поставит и народные танцы. В этом мы универсальны. Так и подбирали людей.

Ну а сейчас у нас команда из Балаково. Петя, Дима и Андрей у нас из города Балаково. И Макс был, кстати, тоже. Костян из города Саратова. Леха – москвич. Подбирали людей так, чтобы они друг друга чувствовали. Как правило, все они начинали с би-боинга. Команда Балаковская очень сильная по брейк-дансу, занимала призовые места. А к нам уже они пришли за верхним танцем, трудовая база у них своя.

Влад: Ведь еще очень большую роль играет человеческий фактор. Кто-то может фантастически танцевать, но при этом быть свиньей и относиться к работе не серьезно. Должны быть уважение и поддержка.

Александр: У нас довольно-таки строго в коллективе. Но никогда не было предательства. Все друг друга поддержат в любую трудную минуту, хотя далеко не все друзья. Но на сцене единое целое. Ведь сколько коллективов распалось. Где-то поссорились, кто-то ушел, не нашли общий язык. Есть маленькая тайна: нужно идти на компромисс. Приходится. Добавлять зарплату, что делать. Люди растут и меняются. Петя с Димой пришли, мы орали на них: «Что вы как мальчики, нужно выходить вдвоем на сцену, и на вас должна быть реакция! Должны быть мужиками!». И стали. Стали звездами, каждый со своей фишкой и историей. Сейчас наши парни работают в лучших клубах: SohoRooms, Оpera. И мы не имеем к этому никакого отношения. В свое время мы им пробили дорогу в First. Это было наше последнее место, где мы дорабатывали в качестве Go-Go. А дальше они уже сами. Это их заработок, с которого мы не имеем абсолютно никакой доли.

Чем в целом занимает танцевальная команда Мираж? Каков спектр деятельности?

Александр: Спектр деятельности очень большой. Мы были хореографами «Народного артиста». В проекте на ТНТ «Танцы без правил» мы были и жюри, и хореографией занимались.

Влад: Я, как независимый хореограф, ставил танцы артистам: Лазареву, Орбакайте, Долиной и многим-многим другим.

Александр: Мираж, как коллектив, не может работать со всеми. Мы люди совестливые. Есть Жанна Фриске, и мы работаем с ней уже много лет, не предаем и стали друзьями очень близкими. Поэтому на других мы не продаемся.Как же ваша преподавательская деятельность?

Александр: Сумасшедшая! Вот Алексей у нас преподает house. Недавно на фестивале «Другой формат» занял первое место по house’у. И на Russian Dance Awards стал чемпионом России по house’у. Человек очень плотно сидит на этой музыке, занимается это культурой днем и ночью.

Влад: У нас каждый увлечен своим. Я больше школу LA даю.

Александр: Я даю тоже, что и Влад… Потому что он преподносит довольно-таки сложную информацию, а я разжевываю ее людям. Так что кто усваивает быстрее идут Владу, кто медленнее – ко мне.

Влад: Петя Crump больше предпочитает.

Александр: У Костяна тоже стиль скорее LA. У Димки с Андреем школа своя, называется Wanted-One. Свои ученики, свой сайт. Так что в этом плане они сами по себе.

Какой выход получают ваши ученики?

Александр: У нас каждый год проводятся отчетные концерты. У нас здесь есть большой зал с концертным звуком, который забивается битком. Влад делает полуторачасовой танцевальный концерт, в котором принимает участие порядка двухсот учеников. В этом вся прелесть: танцуют не преподаватели, а ученики. Мы берем к себе в школу с шести лет.

Влад: Раньше на месте клуба Бархат, был клуб Infiniti. Всего один раз проводился танцевальный фестиваль. Организаторы собрали пятнадцать школ Москвы и Питера. Призовой фонд был около пятидесяти тысяч рублей, тогда это были хорошие деньги для детей. Соревновались на лучшую программу (7 – 10 минут). Судили по принципу Евровидения, всех, кроме своих, а так же трое независимых судий: Толмацкий, Егор Дружинин и Андрей Лебедь. Все это длилось часов пять – шесть. У нас было самое массовое выступление.

Александр: Проблема многих школ в том, что они занимаются сами собой, а не учениками. А у нас всегда была цель выхода, что-то им дать. Были выступления, когда выходило пять, шесть, может десять учеников, делали два – три движения, а дальше учителя связки лупят. Наших вышло 23 человека. И две тысячи зрителей приняли их с восторгом. Было еще забавно, что по подсчетам флаеров, из этих 2000 болеть за Мираж пришли 1200 людей. И это из пятнадцати школ. Поэтому неудивительно, кому дали приз зрительских симпатий.

Есть перспективы дальнейшего какого-то развития людей, обучающихся у вас?

Александр: Я думаю перспективы во всех школах одинаковые.

Влад: Возможно, за исключением Тодеса.

Александр: Они там строят дома, подметают полы. Конечно же, это шутка! Там просто есть определенная идея, на которую всех ориентируют. Наша идея доучить людей до определенного уровня. А дальше уже кастинги, пробы. Знакомства тоже играют огромную роль. Но мы не можем привести девочку за руку, сказать, что наша ученица, и ее сразу же возьмут. Так не бывает. Главная наша гордость Наташа Лившиц. Занималась у нас шесть лет, танцует сейчас у Сергея Лазарева.

Влад: Наши ученицы танцевали с Тату, группой Reflex. Все зависит от самих учеников. Если они хотят чему-то научиться, им это удастся, они потом придут на кастинг и проявят себя.

Что необходимо ученику, чтобы стать профессионалом?

Александр: У нас есть разные системы занятий: два или три раза в неделю. Мое мнение, что и этого не достаточно, чтобы стать профессионалом. Отзанимался три раза, а потом дома или в клубе, где угодно повторяешь, импровизируешь, фантазируешь. Это необходимо, — половина успеха. Ну и, конечно, природа на вас не должна отдохнуть. В первую очередь у танцора должна быть сумасшедшая энергетика! Глаза и руки, пальцы – самое важное. Можно сделать одно движение, но так посмотреть в зал, что захватит дух. А можно двадцать два и не получить никакой реакции. Необходимо актерское мастерство.

Влад: Нашего Алексея оно часто спасает на сцене, но порою и губит. Иногда его просто очень много! Он любит применять некий клоунада-стайл.

Александр: Девушкам go-go, танцующим в стаканах, это не нужно. Их маслом намазали, и она стоит как лампочка вращается. С танцорами другое дело. Парням проще, чем девушкам, сразу предупреждаю. Потому что мужская половина публики привыкла получать формы и избалована тем, что у нас огромное количество красивых девушек в стране. Не то что за границей, где в первую очередь обращают внимание на сам танец.

Напоследок, посоветуйте, где танцевать? Не профессионалам, а людям, которые просто любят танцевать…Клубы, какие-то батлы или танцевальные мероприятия…

Александр: Сложный вопрос. Для профессионалов очень много проходит мероприятий. Раз в месяц проходят мероприятия под названием «Другой формат». Там проводятся батлы отдельно для профи и отдельно для учеников. Это очень круто! Совершенно разные направления: house, hip hop, go-go, sexy r’n’b, за что отдельное спасибо. Там все проходит по-честному в доброй обстановке. Для учеников это, наверное, лучший вариант. Там и здоровый азарт, победители получают денежные призы. Многие наши ученики туда стремятся.

Спасибо за столь познавательную и по-настоящему увлекательную беседу. Удачи и успеха во всех начинаниях!

И вам спасибо… Мираж жив, будет жить и жарить дальше!

Юля Juicy и Аня Blond
Фото: Юля Атанова


Обзоры

2011 в музыке 2011 в музыке
Trill начинает подводить музыкальные итоги уходящего года. В первой статье — общий обзор большей части наиболее интересных...
Точка в череде московских концертов июня Точка в череде московских концертов июня
Последний календарный день июня был закрыт в клубе «Точка» концертом дуэта Blackfield, основанного Стивеном Уилсоном, фронтменом...
Ниже радара: The Aikiu Ниже радара: The Aikiu
The AikiuКто: Алекс Айкью (Alex Aikiu, вокал), Жюльен Вишневски (Julien Vichnievsky, клавишные), Барнабе Нюйттен (Barnabe...
Ниже радара: AlunaGeorge Ниже радара: AlunaGeorge
AlunaGeorgeКто: Алуна Фрэнсис (Aluna Francis, вокал), Джордж Рид (George Reid, музыка)Откуда: Лондон, ВеликобританияЛейбл:...
Возвращение Roxette в Москву Возвращение Roxette в Москву
В Москву, спустя год, снова заглянула шведская группа Roxette. Публика в России очень трепетно относится ко всей музыке 80-х...
Житие мое Житие мое
"Есть чувство, которое я не могу стряхнуть, чувство, которое не уходит прочь. Нужно лишь поднатужиться и отодвинуть небо."Последние...

Персоны

TWO DOOR CINEMA CLUB: "Спать на полу и питаться одними чипсами - хороший опыт" TWO DOOR CINEMA CLUB: "Спать на полу и питаться одними чипсами - хороший опыт"
Кевин Бэйрд из группы громко выстреливших новичков Two Door Cinema Club рассказал Звукам об успехе группы, планах по захвату...
"Само слово "фольклор" порядком опозорено" "Само слово "фольклор" порядком опозорено"
Андрей Котов, руководитель московского ансамбля древнерусской духовной музыки Сирин, педагог и исследователь фольклора –...
"В музыке задействованы другие творческие мышцы, нежели в театре" "В музыке задействованы другие творческие мышцы, нежели в театре"
Александр Демидов знаком российской аудитории, как один из основателей и участник театра "Квартет И". Добившись успехов в...
История развития диджеинга История развития диджеинга
Увлекательная история ди-джеинга начинается ещё с незапамятных времён, когда первобытные люди стучали палками по камням и по...