Анонсы

Михаил Мень стал инициатором Первого гитарного фестиваля Михаил Мень стал инициатором Первого гитарного фестиваля
Пресс-конференция, посвященная Первому росси ...
С нашего двора С нашего двора
Backstreet Boys, несмотря на распространенное презрительное к ним отношение как к "мал ...
LUMEN, 1 июня, Зеленый театр LUMEN, 1 июня, Зеленый театр
Группа LUMEN после завершения тура в поддержку альбома «На части» решил ...
Восток - дело тонкое Восток - дело тонкое
В Россию приезжает американская экспериментальная фьюжн-группа Beats Antique, чь ...
Мадонна + Себастьян Ингроссо = Киев Мадонна + Себастьян Ингроссо = Киев
Мадонна 4 августа посетит Украину в рамках нового гастрольного ту ...

"Мне очень приятно, когда меня сравнивают с Джеффом Бакли"

На нынешнем фестивале Stereoleto, прошедшем недавно в Петербурге, на специальной сцене Bastille, выступали в основном французы — как относительно известные в России (Sergent Garcia, например), так и не очень. Но данное мероприятие тем и характерно, что и очевидных хэдлайнеров-то там никогда не бывает, особенно из числа тех, кто, например, невозмутимо эксплуатирует свое славное хэдлайнерское прошлое. Зато той музыки, которая, помимо основной её ценности (по Чайковскому), несет еще и функцию «просветительскую» — хоть отбавляй. Один из таких примеров — Nosfell — музыкант-одиночка, сочинитель сказок, автор оперы и человек, придумавший свой собственный язык. Помимо этого он успел записать пластинку вместе с участниками Queens Of The Stone Age и выступить на разогреве у Pixies и Red Hot Chili Peppers.

Звуки: Вы всегда играете в таком соло-формате, как в этот раз — на «Стереолете»?
Nosfell: Вообще-то, я очень долго играл один, но сейчас периодически случается, что выступаю в составе дуэта и даже трио — с басистом и виолончелистом.

Звуки: Этот минимализм — внешний, я имею в виду, — принципиальное решение? Попытка сохранить оригинальность?
Nosfell: Да, это принципиальный выбор, потому что я хочу, чтобы больше места оставалось для голоса, чтобы голос звучал на всех возможных частотах. Поэтому я стараюсь ограничиться минимальным количеством музыкантов на сцене. Но в то же время это не мешает мне любить работу и с большой командой. Например, я написал оперу, в которой задействовано восемь инструментов.

Звуки: Вас никогда не сравнивали с Джеффом Бакли (Jeff Buckley)?
Nosfell: С Джеффом Бакли? О, да, меня иногда сравнивают с ним и мне это лестно, потому что я очень люблю его музыку. Тут ведь еще такой момент, что и Джефф Бакли и его отец — Тим Бакли (Tim Buckley) — это музыканты-самоучки, как и я. Как некогда Джефф Бакли, я тоже пытаюсь сохранить эту хрупкость, и мне кажется, что это важно — некое, возможно, несовершенство.

Звуки: Какие темы вы чаще затрагиваете в своих песнях?
Nosfell: Ну, здесь есть много разных тем. Я, например, пишу сказки, и у меня в песнях часто мелькают такие сказочные, сюрреалистические сюжеты. Конечно, я очень много пою и о любви, потому что мне кажется, что настоящая народная музыка — это именно песни о любви. Но, кроме этого, присутствует и много таких отчасти странных вещей, связанных с войной, с религией. Еще очень большое место среди моих тем занимает тело — тело как метафорическая территория. Когда я думаю о различных персонажах, которые мне нужно «оживить» в песне, я думаю об определенных импульсах, которые исходят из разных точек моего тела. Допустим, если мне нужно найти голос определенного персонажа, я могу послать себе импульс из колена. И все это связано, конечно, с размышлением о теле вообще, это такое возвращение к состоянию эмбриона, возвращение к материнскому чреву. Ну, и тело как территория — это, конечно же, вопрос сексуальности, и об этом я тоже много пою.

Звуки: Такой своеобразный подход — это, быть может, влияние какой-то философии, каких-то практик, например?
Nosfell: Здесь, наверное, стоит сказать о той достаточно удивительной связи, которая была у меня с моим отцом, и который был довольно интересным человеком. Он, например, очень часто будил меня ночью и просил рассказать мои сны. Так я, кстати, научился записывать их. Отец был полиглотом, и как раз через него мне передалось ощущение этого синкретизма — синкретизма мира, и, наверное, благодаря этому я стал интересоваться очень многим. Мне удается переходить от каких-то очень традиционных тем — рок мотивов, например, — к чему-то более фееричному, более смешанному. Меня, вообще, интересуют очень разные виды гармонии: от тех же Дебюсси и Равеля до блюзовой пентатоники. Поэтому, наверное, логично, что тот минимализм, о котором вы говорили, — это как раз возможность использовать минимальное количество средств. Ну, и йога, конечно, — тоже. Плюс — всё то смешение культур, огромное количество разных идеологий, которые присутствовали в нашем доме, когда я был еще маленьким ребенком, — все это оказало на меня влияние.

Звуки: Вот по поводу культур: откуда ваши родители?
Nosfell: Мой отец из берберских племен, он родился в горах Марокко. Но на самом деле ни он, ни я совсем не знаем эту берберскую культуру. Отец очень много работал, живя во Франции, и он оставался как бы вне этой культуры. Ну, а моя мать — француженка, типичная парижанка.

Звуки: Ваши сказки издаются?
Nosfell: Да, у меня вышла сказка вместе с оперой «Lac aux Vélies» — книга плюс диск. Вообще, идея была сделать что-то вроде вагнеровского проекта, т.е. для каждого из героев — своя музыкальная тема. Вот, например, главный герой, у него есть своя заглавная тема, которая дальше по-разному преломляется и следует за ним до конца произведения, так или иначе возникая снова. Но это — поп-музыка; ничего общего, конечно, в этом плане с Вагнером нет, хотя исполняется она филармоническим оркестром — получилось что-то вроде Дебюсси.

Звуки: А что-то родное — французская литература, например, повлияло на вас?
Nosfell: Ну, на самом деле французской литературы я много перечитал еще в детстве. А что касается моего текущего творчества, то я скорее вдохновляюсь как раз сказками других стран. Например, Калевала — вы, наверняка, должны знать, поскольку это у вас тут рядом, — потом японские сказки, потому что я жил в Японии и очень много времени провел за изучением японской литературы, исландские сказки, сказки братьев Гримм, сказки, которые собирал датский профессор Йоун Арнасон (Jon Arnason). Также — арабские, еврейские сказки, ну и, например, та же история барона Мюнхгаузена.
И здесь важно то, что, например, у братьев Гримм очень много жестоких сказок, которые сейчас могут быть как-то не совсем адекватно восприняты и которые много где запрещены на самом деле или как-то интерпретируются по-другому. А мне просто как-то хотелось сохранить именно форму сказки — саму по себе. И моя сказка тоже довольно жестокая: моя героиня, к примеру, в конце умирает. В связи с этим у меня даже было довольно много встреч с разными издателями, которые мне объясняли, что могут возникнуть определенные сложности и т.д.. Такая ситуация, например, была со знаменитым издательством Галлимар (Gallimard): я встречался с представителями детского отдела, а они мне сказали, что, к сожалению, вот есть такие-то и такие-то моменты, с которыми нужно будет что-то сделать. Поэтому мне пришлось обратиться к издателю комиксов, хотя эта книжка, конечно, никакого отношения к комиксам не имеет. Но зато у них с изданием никаких проблем не было.

Звуки: Вы же не в первый раз в России?
Nosfell: Да, в прошлом году я приезжал в Москву вместе с Филиппом Декуфле (Philippe Decouflé) — это такой современный французский хореограф — я участвовал в постановке «Octopus». А после мне удалось поиграть в небольшом баре.

Звуки: По Петербургу успели погулять?
Nosfell: Нет еще, к сожалению. Но, кстати, я поменял свой билет и поэтому у меня есть еще целых два дня, чтобы посмотреть город.


Обзоры

Плохой хороший, но R&B? Плохой хороший, но R&B?
Если раньше (в 60-е и 70-е) мир жил по четкому принципу, говорим R&B, подразумеваем Motown, то сегодня царит полная неразбериха....
Группа «Alice In Chains» завершила работу над новой пластинкой Группа «Alice In Chains» завершила работу над новой пластинкой
Группа «Alice In Chains» завершила работу над новым альбомом. Об этом сообщил гитарист Джерри Кантрелл (Jerry Cantrell)....
Язык вдохновения Язык вдохновения
Танец — это самый древний в мире вид искусства - причем, особенного искусства. Кто-то считает, что танец — это всего-навсего...
Азарт Поп Азарт Поп
В теории постмодернизма бессмысленная среда, обладающая свойством к смыслопорождению, называется «хаосмос», и это определение...
How to Dress Well. Love Remains How to Dress Well. Love Remains
Lefse О чем поют современные философы Молодой парень Том Крелл, он же How to Dress Well, смело пошел...
О концерте Kosheen в клубе P!pl О концерте Kosheen в клубе P!pl
На прошедшем 21 марта 2013 года концерте Kosheen в клубе «P!pl», открывшемся по новому адресу, все прекрасно прослушивалось...

Персоны

"Мы были пандами. А теперь мы снова нормальные люди" "Мы были пандами. А теперь мы снова нормальные люди"
Завоевавшая популярность латвийская группа Instrumenti в прошлом году разогревала Kasabian в Москве, а в этом – едет с сольным...
Ингрид: Женщина, которая не любит говорить о мужчинах Ингрид: Женщина, которая не любит говорить о мужчинах
Загадочная певица со шведским именем Ingrid и итальянским происхождением, поющая на французском языке, славится постоянным...
Кто вы, мистер Хампердинк? Кто вы, мистер Хампердинк?
Трудно поверить, что кумир поколения 50-х годов прошлого века будет в 2012-м году представлять Великобританию в музыкальном...
Бейонсе, Дэвид Бекхэм, принц Гарри Бейонсе, Дэвид Бекхэм, принц Гарри
В Турции отменили концерт Бейонсе Намеченный на среду, 24 октября, концерт Бейонсе в Турции , был отменен в знак уважения...