Анонсы

Rock On The Roof первый рок-фестиваль на крыше Rock On The Roof первый рок-фестиваль на крыше
06 октября 2012 года в центре Москвы уже в третий раз ...
Одержимый бейсиком Одержимый бейсиком
Свой первый трек Goto80, он же Андерс Карлссон (Anders Carlsson), записал в двенад ...
Sonata Arctica. 2 февраля, Milk Moscow Sonata Arctica. 2 февраля, Milk Moscow
Одна из самых успешных групп Финляндии - Sonata Arctica вновь ...
Nneka в клубе Космонавт Nneka в клубе Космонавт
NNEKA: впервые в России3 октября, Санкт-Петербург, клуб «Космонавт»В марте 20 ...
Фестиваль аудио-визуального дизайна DIGITAL ACT Фестиваль аудио-визуального дизайна DIGITAL ACT
Гостей мероприятия ждет презентация передовых концерт ...

"Мы стараемся быть европейскими, но при этом не английскими"

Группа Dzierzynski Bitz едет из Киева в Москву с концертом. Накануне солист коллектива Евгений рассказал Звукам о том, что у них общего со странами социалистического лагеря, новом альбоме и источниках вдохновения.

Звуки: Давайте сразу проясним: поначалу была легенда, что вы группа откуда-то из страны восточного блока, с названиями песен на польском или словенском, а теперь постепенно сводите этот образ на нет и перетекаете в русское русло – так, или я неправа?
Евгений: Нет, неправы. Легенда была, что мы группа откуда-то из восточно-европейской страны, мы используем микс из разных славянских языков при написании каких-то названий, все это сохранилось. Некоторое упрощенное написание, пожалуй, да, появляется – иногда мы говорим, что называемся “Оркестр Дзержинского”, потому что некоторые люди жалуются, что не смогли найти нас в поиске. Наоборот, вот, новая песня на польском появилась, и мне очень нравится, как она звучит. Дело даже не в польском, а в общности славянских языков, которую многие не понимают. Мы и на украинском одну песню поем. Я считаю, что это важное единство, его надо вычленять, культивировать и им пользоваться, не занимаясь простым эпигонством английской музыки. Вообще-то идея в этом, на самом деле.

Звуки: То есть вы хотите уйти от стандартной схемы, когда многие русские группы поют на английском, чтобы быть ближе к Западу?
Евгений: Да, у нас в музыке стандартное деление: либо мы вот такие вот русские в доску, либо хотим быть Европой и сразу, значит, косим под английскую музыку, когда любой группе можно найти более качественный аналог на Западе.

Звуки: А вам можно найти в славянских странах аналог?
Евгений: Мне нравится сербская группа Idoli, они клево начинали с пост-панка, с какими-то национальными штуками, и это было очень круто, очень непридуманно. А так я, честно говоря, не натыкался больше ни на что похожее.

Звуки: Откуда взялся в таком случае жанр “новый твист”, к которому вы сами себя относите: не самый очевидный выбор для молодой группы, которая хочет на Запад.
Евгений: Это было таким вызовом, связанным с модой на приставки “новый”, “нео” – мы решили таким образом заявить о себе, но название подходит. Даже если не брать во внимание то, что жанр искусственно придуманный, он хорошо характеризует то, что мы делаем. В этом есть некоторая ирония, все эти новые стили – это все уже было, в последние лет пять в музыке вообще ничего не придумывали так точно. Понятно, что теперь остались только какие-то скрещивания и попытки назвать новым словом старое – это нечестно, это игра на трендах, видно, что людям нужно что-то новое. Мы тоже решили в эту игру поиграть, но хотя бы не скрываем этого.

Звуки: Вы допускаете, что эта игра в “Мы в Восточной Европе конце 50-х играем твист” вам когда-то надоест?
Евгений: Пока не надоело. Музыка у нас точно меняется, сейчас мы идем ко второму альбому, например, и я уже думаю о третьем, который тоже будет совсем другим. Но все это как-то будет совпадать с нашей легендой обязательно. Мне кажется, что мы ее вполне оправдываем, и доказываем, что такую музыку как новый твист можно делать качественно, я не вижу причин от нее открещиваться. Если бы мы заиграли шансон или бардовскую песню вдруг было бы по меньшей мере странно. Мы стараемся быть европейскими, но при этом не английскими.

Звуки: Вас на Западе-то принимают? Вы выступали за рубежом в тех странах, которые вам нравятся: в Польше в той же?
Евгений: Сейчас в Прибалтику зовут, в Чехию хотели поехать, но мы немножко поздно начали всю эту организацию. У нас поменялся состав, пришлось новых ребят искать, пока то да се, уже поздно было на какие-то фестивали серьезно оформляться. Но вообще хотим поехать и съездим обязательно.

Звуки: Кто у вас поменялся в составе и как это отразилось на музыке?
Евгений: Басист другой, и вместо клавишника клавишница. На музыке отразилось, конечно, каждый человек что-то свое приносит, новое. Но тренд наш общий не сильно поменялся. У нас еще появился саксофонист, он же перкуссионист. Новые нотки появились. У нас было недавно было несколько концертов по Украине, там мы уже играли всемером.

Звуки: Вы говорили уже немного про второй альбом: каким он получится и когда его ждать?
Евгений: Хотим начать записываться с осени, но пока еще не оформилось - где, как. Технических подробностей нет, но материал есть, мы к нему медленно подходим. Песни отличаются, они такие ретроградские, в них есть нотки старого, но по настроению они явно не ретро, такого не было никогда в Советском Союзе. Чуть более угловатые, колючие, и более танцевальные, в них меньше неровностей, есть внутреннее движение, но нет спотыканий, под них проще на концерте двигаться. Вещи с первого альбома мы многие не играем, потому что они очень тонкие по звуку: буквально какой-то нюанс убрать — и песня разваливается, она просто не звучит. А про третий альбом не буду пока говорить, пусть секретом останется.

Звуки: Чем вы вообще вдохновляетесь?
Евгений: Я много чего переслушал: и польскую довоенную музыку, и советскую эстраду, у меня есть кумиры – например, я фанат The Cure и Сида Барретта (Syd Barrett), мне много что нравится, но мало что до конца задевает. Из последнего - Шон Николас Сэвадж (Sean Nicholas Savage) нравится. Если говорить о русской музыке, нравится все, что связано с нормальной интеллигентской музыкой, а не только завязано на словах: от Вертинского до хорошей советской эстрады.

Звуки: А если брать молодых русских, кто вам нравится? Вы выступали с группой “Труд”, например.
Евгений: Тут та ситуация, о которой я и говорил: у нас почему-то либо какое-то англофильство, либо совсем народничество. В целом, я считаю Муджуса ярким явлением. Это человек, который делает что-то свое, и то, что он делает, отвечает правильным параметрам качества. Самобытно и ярко одновременно. То, что делает “Труд” мне симпатично по большей части, но я стараюсь абстрагироваться от волны 1980-х годов и от русского рока и пост-панка, потому что я лично сам не знаю, что можно оттуда подцепить, для меня это вещь в себе. Мне кажется, то, что было до этого в Советском Союзе оно с одной стороны менее доступно по восприятию, носит налет чего-то ветхого и нафталина, а с другой стороны, в плане музыки это все богаче и интереснее, просто нужны некоторые способности, чтобы это все раскопать и изучить. “Аукцыон” мне нравится, все, что делает Федоров – я большой поклонник.

Звуки: Тем, кто придет на ваш концерт в “China Town” в этот раз удастся посмотреть на карнавализацию? Или вы просто приходите и играете?
Евгений: Мы разодеваемcя, немного стараемся быть заметнее на сцене, создаем своим видом настроение, которое помогает нашу музыку слушать. Моя девушка и ее подружка нам помогают, потому что самому нарядиться сложно. Стараемся сделать какой-то образ, но не особо зарубаемся на этом, мы же не глэм-рок исполняем.

Dzierzynski Bitz
Москва, China-Town-Cafe
12 июля 21:00


Обзоры

The Duke The Duke
Музыкант-ученик признается музыканту-учителю в любви. Когда ученик - Джо Джексон (Joe Jackson), а учитель - Дюк Эллингтон...
Ниже радара: Salt Cathedral Ниже радара: Salt Cathedral
Salt CathedralКто: Джулиана Рондерос (Juliana Ronderos, вокал), Томми Хартман (Tommy Hartman, бас), Николас Лозада (Nicolas...
Лиричный вечер с Portico Quartet в московском ДОМе Лиричный вечер с Portico Quartet в московском ДОМе
Саксофон Джека Уайлли, ханг Кира Вайна, контрабас Майло Фицпатрика и ударные Дункана Беллами вживую оставляют непередаваемые...
Feed The Rhino - The Burning Sons Feed The Rhino - The Burning Sons
Частичка британского хаоса С момента выпуска блестящего дебютного альбома Mr Red Eye в июне 2010, F...
В тихом омуте Chelsea Wolfe В тихом омуте Chelsea Wolfe
19 мая Москву покорила прекрасная, окутанная флером загадки Челси Вулф или «pop witch goddess», как назвал ее один из интернет-ресурсов....
Секрет уютного звука: Финляндия на проводе! Секрет уютного звука: Финляндия на проводе!
Недавно Звуки встретились с главой компании Penaudio, рукастым финном Сами Пенттиля (Sami Penttila), который приезжал в Москву...

Персоны

Вася ОБЛОМОВ: "Музыка - на втором месте. На первом - тексты" Вася ОБЛОМОВ: "Музыка - на втором месте. На первом - тексты"
Вася Обломов рассказал Звукам о зарождающейся карьере кинокомпозитора, о распитии виски с Сергеем Минаевым и о том, кто все-таки...
Женщина в красном: Ума Турман Женщина в красном: Ума Турман
Ума Турман снялась в великолепной фотосессии для календаря Worldwide Celebrations, посвященного мировым культурам и фестивалям....
Порт Моне Порт Моне
Музыкальный коллектив с оригинальным названием Port Mone появился в 2005 году в Минске. В состав инструментального трио входили...
"Я надеюсь, что в Москве не растаю..." "Я надеюсь, что в Москве не растаю..."
Я звоню Регине Спектор (Regina Spektor) в Нью-Йорк и главный вопрос, который меня по-настоящему мучает - на каком языке мы...