Анонсы

Анна Пингина в клубе Гоголь Анна Пингина в клубе Гоголь
Анна Пингина - певица, автор песен, лидер музыкального коллектива.Когда-т ...
С нашего двора С нашего двора
Backstreet Boys, несмотря на распространенное презрительное к ним отношение как к "мал ...
Сергей Табачников и группа nobody.one в клубе Plan B Сергей Табачников и группа nobody.one в клубе Plan B
Сергей Табачников и группа nobody.one отправляет ...
Наадежда на завтра Наадежда на завтра
Среди публики пока проект Наадя принято понимать примерно как "то же, что и Moremo ...
Skazi в Tele-Club - концерт отменён! Skazi в Tele-Club - концерт отменён!
Привычная роль маленького государства Израиль, как оплота борьбы ...

R.I.P.

27 июля скончался великий современный композитор J.J.Cale - любимец всех гитаристов мира, автор из тех, чьи вещи знакомы большинству меломанов только в кавер-версиях.
Его "Cocaine" известен большинству слушателей в версии Nazareth либо (в зависимости от возраста и вкуса) Эрика Клэптона (Eric Clapton). Даже русские музыканты используют музыку Кейла: "Девочка Летом" Калинова Моста - это"Sensitive Kind" с альбома Кейла "5"; не все любители творчества Кирилла Комарова ассоциируют "Не Мной Придуманный Блюз" и другие его вещи с творчеством Дж. Дж.; поклонникам Паши Кашина наверняка не приходит в голову, что "Ниоткуда Никуда" или "Презирая Печали" сделаны в типичном Кейловском звуке. Ну а намекни не слишком углубленному в исторические реалии фанату Dire Straits, с кого именно вчистую содрал манеру звукоизвлечения лидер оного коллектива, - чего доброго, по шее схлопочешь.

Но чем лучше музыкант, тем менее зазорным ему покажутся и сравнения с Кейлом, и догадки о его непосредственном влиянии. А роялти, перечисляемые за любое публичное исполнение кавер-версий его песен, попросту помогали тому наслаждаться безбедной старостью, - настолько охотно эти каверы до сих пор делаются все новыми поколениями рокеров. Что с того, что большая часть учеников оказалась ярче и успешнее учителя? Его личных заслуг никто не отменял. Джей Джей Кейл - автор хитов большинства мировых легенд.

"Я стараюсь, просто из кожи вон лезу, чтобы как-то уйти от себя, - говорил Кейл около 20 лет назад в интервью журналу "Musician", - но когда я заканчиваю работу и слушаю ту хреновину, что получилась, я говорю себе: "Это мое звучание". Я играю на гитаре, - и все говорят: "Это та самая гитара". Я могу взять другую гитару и играть на ней, думая, что звук поменялся, но все напрасно. Записываю пластинки, - и происходит та же петрушка. Мне всегда хочется чего-то новенького, хотя бы для того, чтобы удивить самого себя - и, возможно, публику. Но когда я заканчиваю запись и слушаю то, что вышло, я вижу, что до сих пор нахожусь в тех рамках, которые сам для себя создал. Вот тут обязательно я играю так, а вон там - эдак. Можно просто биться об заклад - там будет обязательно эдак, и никаких сюрпризов".
Тот, кто любит и знает Джей Джей Кейла, всегда был готов к известию, что очередная его пластинка будет точь-в-точь похожа на предыдущую: другие, иной раз захватывающе красивые, то нежные и грустные, то искрящиеся искренней радостью песни, - но сыгранные в той же манере, спетые тем же негромким хрипловатым голосом, поворачивающие той или иной гранью все тот же четко структурированный, практически образцовый ритм-энд-блюз. Он мог записываться один, под ритм-бокс, или с оркестром, с безымянными сессионщиками или специально приглашенными музыкантами, играть "живьем" с Четом Аткинсом (Chet Atkins) (еще одним корифеем для посвященных) или писать всё в компьютер, - все равно итогом станет еще-одна-пластинка-того-самого-Кейла. Не больше и не меньше.

Записав в 1983 году восьмую пластинку, названную просто «8», Джей Джей Кейл на насколько лет отошел от музыки. Он объяснял это разочарованием в работе с крупными рекорд-лэйблами, а также тем, что отчислений за исполнение написанных им песен ему вполне хватает на жизнь:
"Фирма платила мне кучу денег за пластинки, и я чувствовал себя так, будто расплачиваюсь с ними искусством, понимаете? А они не могут торговать просто искусством. Я им отдавал самое дорогое, то, что у меня за душой — а они требовали хитов"...

"Call Me the Breeze", "After Midnight", "Cocaine" — эти три песни приносят мне стабильный доход. Недавно Эрик Клэптон опять исполнил по коммерческому каналу «After Midnight»… Я занимался звукозаписью, пока не пошли стабильные деньги. Но, знаете, наступает момент, когда начинаешь достаточно зарабатывать, и если после этого продолжать делать то, что не хочешь делать… Я дошёл до того, что потерял всякий интерес к записи пластинок, потому что — ну, я не знаю, бывали ведь периоды подъёма и периоды упадка! Я и попросил разорвать со мной контракт, что они и сделали; и всё стало прекрасно."

Дж. Дж. вернулся в музыку в начале 2000-х, и он остался собой: сочинителем негромких, неброских, безошибочно узнаваемых песен, - тех, что привычно относят к типичному "нэшвиллскому саунду". Другое, весьма забавное определение "пыльные песни" говорит лишь о том, что они навевают мысли о просторах и пустынных равнинах Америки, но никак не об их старомодности, - Кейл никогда не отставал от времени, он просто постоянно находился вне его. Первые пластинки, записанные еще в начале 70-х, звучат сейчас так же, как и новые, - и слушать их по-прежнему приятно. Несмотря на кажущееся однообразие, они ничуть не утомляют, - напротив, навевают мысли о всяком хорошем. О постоянстве, например. О любви, которую можно воспевать без истерики, честно и мудро. О верности избранному пути и о несуетности. О том, что есть по-настоящему талантливые и незаурядные люди (тот же Эрик Клэптон считает, что повторить Кейла, при всей его кажущейся простоте, невозможно), которым для счастья не нужно ни славы, ни почестей, ни особых денег.
"Многие годы я был настолько беден, что, если мне хотелось купить новую гитару, я должен был продавать старую. Я всегда боялся состариться бедняком, понимаете? Теперь, когда я состарился, и при этом не бедняк, я думаю: "Ну, хоть с этим-то я, черт побери, развязался!" Я просто счастливчик. Большую часть своей жизни я играл музыку, и мне за это платили, - а этого довольно трудно добиться. У меня есть друзья. Я могу пойти поиграть где-то, люди меня знают. Я не то чтобы сильно знаменит, но в каждом городке есть несколько человек, которые слыхали обо мне, и они приходят меня послушать. И мне не нужно беспокоиться об аппарате и всем таком прочем. Так что я счастливчик, честное слово".

Дж. Дж. Кейлу было 74 года. Его знают и любят музыканты всего мира - вспомните о нем и вы.


Обзоры

Surreal Surreal
Пионеры британского эйсид-джаза Incognito не стали гоняться за изменчивой модой, предпочитая в очередной раз удерживать завоеванные...
Политпросвет Политпросвет
Страну лихорадит, Москва на ушах - региональные выборы вот-вот накроют всех нас с головой. В пятницу, последний день, когда...
Хай, фай! Хай, фай!
На протяжении последних лет дизайн домашней акустики совершенствуется вслед за развитием технологий. Причем, эта эволюция...
Ворон каркнул: "Никогда!" Ворон каркнул: "Никогда!"
Лу Рид (Lou Reed) изменил мировоззрение целого поколения. Основатель The Velvet Underground, гитарист, поэт, композитор,...
Вокруг букеты, только слезы на фольге Вокруг букеты, только слезы на фольге
11 марта увидит свет второй альбом манкунианского дуэта Hurts. Своим внезапным взлётом они обозначили кратковременный ревайвал...
Программа номер СЭМ Программа номер СЭМ
Именитый разработчик виртуальных (а с недавних пор - и аппаратных) синтезаторов Arturia выпустила новое приложение-эмулятор...

Персоны

Самые успешные синглы недели Самые успешные синглы недели
Чтобы получить статус платинового, сингл должен быть продан один миллион раз. Иногда для достижения платинового результата...
Майкл Дуглас рассказал правду Майкл Дуглас рассказал правду
69-летний Майкл Дуглас признался, что солгал журналистам, когда в 2010 году рассказывал им о том, что ему диагностирован...
Carl BARAT: "Никому не советую читать, что пишут про The Libertines" Carl BARAT: "Никому не советую читать, что пишут про The Libertines"
Карл Барат о закате рок-н-ролла, неприязни к прессе и дебютном альбоме 
«50 на 50: либо все удастся, либо мы неизбежно облажаемся» «50 на 50: либо все удастся, либо мы неизбежно облажаемся»
Мэтт Осман (Matt Osman), басист Suede, рассказал, почему они собрались в тур, за что он любит Джарвиса Кокера (Jarvis Cocker),...