Анонсы

Финская группа Amorphis даст концерт в столице Финская группа Amorphis даст концерт в столице
Группа с более чем 20-летней историей снова в России в ...
F.P.G., 26 мая, «Москва HALL» F.P.G., 26 мая, «Москва HALL»
Двадцать шестого мая «Москва HALL» содрогнется от мощного звука настоящ ...
Похоронный оркестрик из Швейцарии Похоронный оркестрик из Швейцарии
В Москву приезжают швейцарцы The Dead Brothers — оркестрик, одновре ...

"Мы вязнем в зыбучих песках"

В сентябре сразу с двумя концертами в Россию приезжает легенда неофолка – группа Sol Invictus. «Эзотерическое подполье Британии» – альтернативное, «расшифровывающее» наименование, которое закрепилось за английскими основоположниками жанра (Death in June, Current 93, Psychic TV, Sol Invictus), намекает на глубокие корни этого сомнительного цветка, что распустился на забродившей почве «философии руин».
Ее мыслители противопоставляли себя постмодернистскому дискурсу, как, впрочем, и всей «магистрали» философской мысли, начиная от Возрождения, являлись сторонниками консервативной революции и моделировали ее героя-не-своего-времени, в идеале чувствующего себя в двадцатом веке примерно как древний грек в Нью-Йорке. Изучая руны, маргинальные религиозные течения, а также учения Ницше, Юнгера и Эволы, музыканты были вынуждены постоянно отдуваться перед прессой за одиозные объекты своей рефлексии. И хотя каждый из исторического погружения извлекал нечто свое и сохранял свою дистанцию(или ее отсутствие) к материалу, широко разросшееся направление здесь и там мерцало лозунгами общих гимнов, сформировавших свою миметическую паутину: “among the ruins”, “against the modern world”, “Armageddon is a sunny day”, “Wir rufen Deine Wölfe” и т.д. О прошлом, настоящем и, того гляди, будущем музыкального направления, а заодно и всей планеты, мы расспросили лидера Sol Invictus, Тони Уэйкфорда (Tony Wakeford).

Звуки: В 80-ые неофолк возник в рамках тенденции «против современного мира». Можете ли вы сказать, оглядываясь назад, что это музыкальное направление само было свободно от своего времени? Удалось ли музыкантам стать некими глашатаями вневременного?
Уэйкфорд: В каком-то смысле направление появилось из ниоткуда, и, в то же время, три эти группы – Current 93, Death in June и Sol Invictus – безусловно, были продуктами предшествующего процесса. Думаю, DIJ в наибольшей степени явились реакцией на кризис всего периода и в истории музыки оставят после себя лишь маленькую сноску – в лучшем случае. Впрочем, я теперь могу использовать выражение «глашатай вечности» в качестве эпитафии.

Звуки: Насколько, на ваш взгляд, современность нулевых схожа с «современным миром» 80-ых? Изменились ли основные проблемы; может ли контрреволюция по-прежнему рассматриваться как один из вариантов решения?
Уэйкфорд: Если под контрреволюцией понимать тени Эволы\традиционализма, боюсь, мне придется разочаровать многих людей, поскольку все это реакционная псевдомистическая чушь. Если бы эта тенденция исторически возобладала, люди моего класса все еще таскали бы камни на вершины холмов, чтобы построить пирамиду для какого-то кровавого фараона или умирали в двадцать лет от зубной боли, добывая золото для сквайра. Откровенно говоря, мои взгляды находятся на космическом расстоянии от идеи арийской или любой другой аристократии.
Тем не менее, если говорить о современности как системе избыточного накопления, которая, ни на что не озираясь, истощает мировые ресурсы, – то, да, я сильно против современного мира.

Звуки: Мог бы неофолк возникнуть сегодня, если бы этого не произошло раньше?
Уэйкфорд: Что ж, событие либо происходит, либо нет. Если бы мы не использовали дешевые колокольчики «музыки ветра» с дальнего востока, то кто-то другой бы это сделал. Если серьезно, думаю, стремление музыкантов заново открыть элементы своего прошлого и включить их в свою работу, было неизбежно. Это может иметь положительный эффект. Хорошо это или плохо, но тот факт, что я англичанин, в огромной степени определяет, что и как я пишу. Не имеет смысла отрицать, пока это только отправная точка, а не, как это часто бывает, пародия на идею о некой безупречности.

Звуки: Когда вы исполняете песни, написанные вами много лет назад, то делаете это потому, что считаете их актуальными? Или это скорее оживление произведения искусства как исторического документа, позволяющего вернуться в прошлое на время выступления? Есть ли среди ваших песен такие, которые вам самому больше совершенно не близки?
Уэйкфорд: Мне очень близки песни с альбома «In the Rain», которые мы всегда включаем в сетлист, поскольку, для меня это моя лучшая работа. Но некоторые старые песни я не играю именно потому, что нахожу устаревшими, или меня просто покинул их дух.

Звуки: Что в свое время побудило вас заняться музыкой?
Уэйкфорд: Передо мной стоял – музыка, работа на строительной площадке или наркоторговля. С финансовой точки зрения два последних варианта разумнее. И все же я не так много потерял, когда мне посчастливилось получить что-то вроде штатной должности в музыкальной сфере в начале 90-ых. Но сегодня, пожалуй, будь я молод, сделал бы другой выбор, поскольку современная музыкальная индустрия позорно озабочена, прежде всего, наживой.

Звуки: Распространено мнение, что если в немецкой музыке, собственно, музыка на первом месте, то в Англии всем правит текст. А еще на примере многих групп можно утверждать, что вначале своей деятельности музыканты стремятся, прежде всего, донести вербальное сообщение, а позднее сосредотачиваются на усложнении звучания от альбома к альбому. Мне кажется, Sol Invictus иллюстрируют оба тезиса…
Уэйкфорд: Немецкий язык служит хорошим подспорьем для инструментальной части. Мои ранние вещи очень часто инструментально примитивны - так же как и послание, которое я бормочу. Мне нравится думать, что и то и другое изменилось к лучшему.

Звуки: Богатое звучание вашего последнего альбома "The Cruelest Month" получило много восторженных отзывов. Кроме того, его отмечают как очередной поворотный пункт в истории Sol. Отталкиваясь от ярлыка пост-апокалиптики вашей ранней музыки, настроение этого альбома я могла бы определить скорее как пре-апокалиптическое. Что служило вашим вдохновением во время создания альбома?
Уэйкфорд: Название я украл из моего любимого цикла «Бесплодная земля» Элиота. Во времена моего взросления общепринятым было мнение, что диаграмма истории устремлена вверх и в будущем все придет к чему-то лучшему. Это прошло. Мы вязнем в зыбучих песках, и альбом пытается воплотить это чувство. Тучи сгущаются.

Звуки: Расскажите об альбоме, над которым работаете сейчас.
Уэйкфорд: Он будет сильно отличаться от последнего. Его идея основывается на предпосылке, что группа проваливается в черную дыру и оказывается в 70ых на шоу «The Old Grey Whistle Test», которое я тогда смотрел неподготовленным взглядом школьника. Поклон прогу, если хотите. Я боюсь, люди возненавидят этот альбом, но мне он нравится, кроме того, огромным удовольствием было работать с Доном и Джейсоном из Aggaloch, которые любезно согласились быть «гостями» альбома.

Звуки: Ваши любимые писатели?
Уэйкфорд: Барбара Вайн, М.Р. Джеймс, Камю, Джеймс Эллрой, Г.Ф. Лавкрафт.
Звуки: Последняя книга, которую вы прочли?
Уэйкфорд: «The Man Who Collected Machen» Марка Сэмюэлса.
Звуки: С какими историческими фигурами вы хотели бы поговорить?
Уэйкфорд: Макиавелли и Лэс Доусон.

Звуки: Искусство ближе науке, религии или политике? Как вы относитесь к идее «чистого искусства», которое свободно ото всего этого.
Уэйкфорд: Искусство не развивается в вакууме, а потому зависимо от каждой из этих сфер, однако его воздействие становится сильнее, если оно ими не ограничивается и старается возвыситься. Искусство на службе у политики редко радует.
Звуки: А на службе у публики?
Уэйкфорд: Не уверен, что понимаю, но ты должен быть верен тому, что хочешь сделать, а не потворствовать желаниям публики или еще кого-то.

Звуки: Чего вы ожидаете от российских концертов? И чего нам от них ждать?
Уэйкфорд: В прошлый раз у меня здесь была прекрасная аудитория, и в этом пункте я надеюсь только на повторение. Чего не скажешь о еде, которая напоминала капусту, завернутую в сало, и о нашем водителе, который, видимо, считал, что тормоза для слабаков. В сет-лист войдут две очень старые песни периода до Sol, две песни с нового альбома и смесь систематизированных страданий из разделяющих их лет.

Sol Invictus
20 сентября, Москва, клуб "Театръ"
22 сентября, Санкт-Петербур, клуб "DaDa"


Обзоры

Ниже радара: Peace Ниже радара: Peace
PeaceКто: Харрисон Койссер (Harrison Koisser, вокал, гитара), Сэм Койссер (Sam Koisser, бас), Дуглас Касл (Douglas Castle,...
Пол Бэнкс: Paul без Interpol Пол Бэнкс: Paul без Interpol
Пол Бэнкс, лидер американской пост-панк группы Interpol, рискнул приехать в Россию с сольной программой. Выступление показало,...
Секрет уютного звука: Финляндия на проводе! Секрет уютного звука: Финляндия на проводе!
Недавно Звуки встретились с главой компании Penaudio, рукастым финном Сами Пенттиля (Sami Penttila), который приезжал в Москву...
Тренер по Евро Тренер по Евро
Евровидение смахивает на чемпионат по футболу. Ажиотаж, споры, обсуждения, волнения. Кого выставила страна отстаивать свой...
Группа Kiss покажет миру новый альбом Группа Kiss покажет миру новый альбом
Легендарная американская рок–группа Kiss порадует этой осенью своих поклонников новым «детищем» - альбом «Monster», который...
Ниже радара: Daley Ниже радара: Daley
DaleyКто: Гарет Дейли (Gareth Daley)Откуда: Манчестер, ВеликобританияЛейбл: Polydor RecordsДовлатов как-то сказал, что, когда...

Персоны

Роджер Ша Роджер Ша
"Я получал вдохновение от творчества Chicane и Solarstone, а теперь слушатели говорят, что я создал балеарский транс"
Все, что тебе нужно - это любовь Все, что тебе нужно - это любовь
В 2000-е Туманный Альбион стал кузницей соул-див на любой вкус и цвет – Эми Уайнхаус (Amy Winehouse), Адель (Adele), Джосс...
Хью Джекман "наследил" на Аллее cлавы Хью Джекман "наследил" на Аллее cлавы
Австралийский актер удостоился чести оставить отпечатки своих рук и ног на знаменитой Аллее славы Голливуда. Джекман признался,...
Peter JENNER: "The Clash могли бы стать великой рок-группой" Peter JENNER: "The Clash могли бы стать великой рок-группой"
The Clash, неделовое партнёрство и британские корни панк-рока в воспоминаниях легендарного музыкального менеджера Питера...