Анонсы

Каменный цветок Каменный цветок
Шейн Медоуз (Shane Meadows), снявший в 2006 году один из “самых английских” фильмов - ...
«Фруктовый кефир», 26 мая, «16 тонн» «Фруктовый кефир», 26 мая, «16 тонн»
Двадцать шестого мая самый удивительный коллектив российской аль ...
Секс и идиотизм Секс и идиотизм
Незабвенный продюсер и музыкант Ким Фаули (Kim Fowley) любил повторять, что рок есть ...
Новый альбом Muse Новый альбом Muse
По словам фронтмена британской группы Muse, Мэттью Беллами, музыканты уже начали ра ...

"У меня фотографическая память, совершенно безумная. У меня в голове – imdb."

В Россию с концертами приезжает Джарбо (Jarboe). Звуки поговорили с соратницей Майкла Джиры о возрождении кассет, литературе елизаветинской эпохи и Майли Сайрус.

Звуки: У вас скоро концерт в Москве, скажите, вы обычно тщательно репетируете перед выступлениями или предпочитаете импровизировать?
Джарбо: Мы много репетируем, да. Главное отличие этого концерта от прошлогоднего в том, что тогда я приезжала с классическим пианистом, а теперь еду с авангардным мультиинструменталистом. И поскольку он, помимо прочего, может играть как джазмен, то и я буду демонстрировать владение джазовой фразировкой — словом, покажу все, на что способен мой голос. От мягкого, джазового вокала – практически мое видение Аструды Жильберту (Astrud Gilberto) — до голоса, которым могли бы петь рабочие песни и спиричуэлы черные рабы в США до Гражданской войны. У меня будут песни а капелла (например, “Blood on Your Hands”), кое-что из репертуара Swans, кое-что из нового материала, кое-что с альбома "Dreams", и кое-что из альбома, который я готовлю с одним джентльменом. Он любезно разрешил мне воспользоваться материалом и исполнить его вживую – это будет любовная баллада. Я давно не пела любовных баллад, так что мне будет интересно.

Звуки: Кто будет выступать с вами на московском концерте?
Джарбо: Этого мультиинструменталиста зовут Пи Эмерсон Уильямс (P. Emerson Williams). Он играет на многих инструментах, но для этого выступления возьмет с собой только гитару. Вообще-то он еще и художник, пишет в готическом стиле, иллюстрирует хорроры.

Звуки: Раз уж вы заговорили о хоррорах: какой бы ужас лучше всего проиллюстрировала ваша музыка?
Джарбо: Психологический хоррор, конечно, когда вы имеете дело с вымышленной реальностью, с пограничными состояниями, со снами, измененными состояниями сознания. Кошмар — это когда люди вдруг отключаются от своего тела и разума — я, например, часто испытываю что-то подобное. Эмоциональные состояния влияют на принятия решений, на действия, а любовь, отвержение, страх – все это определенно провоцирует нас на то, чтобы потерять рассудок.

Звуки: На своем сайте вы написали, что работает над пластинкой “tour only” — что это будет за альбом?
Джарбо: На этот альбом попадет материал, записанный под впечатлением от наших концертов. Мы совсем недавно играли в горах Сьерра-Невады, в Сан-Франциско, в Орегоне, Сиэттле, и мне просто захотелось прокомментировать такие разнообразные концерты. Я буду все записывать сама, без Пи Эмерсон Уильямса.

Звуки: В феврале вы выпустили ограниченным тиражом — весьма красочно оформленным — кассету под названием "A Symphony For Shiva". Почему? Вам кажется, что кассеты — это новый винил?
Джарбо: Я думаю, что люди сейчас интересуются пластинками и кассетами, потому что они любят ретро. Это ностальгия, желание вернуть доцифровую эпоху. Молодой человек, выпустивший эти кассеты, просто предложил мне сделать вот такой проект, а я согласилась, потому что он мне понравился: у него есть страсть — кассеты. А я, до того, как начать играть в Swans, была артистом, рассылающим по почте кассеты. "Walls Are Bleeding", например, впервые вышла именно в таком формате. Была целая подпольная сеть, где записи распространялись только на кассетах, чистый андерграунд, авангард, люди работали из собственной спальни. Так что круг в некотором смысле замкнулся. Эта идея просто мне понравилось – вот почему я это сделала. Ничего, что касалось бы шоу-бизнеса, просто симпатичные люди творят только чистый, беспримесный DIY.

Звуки: В прошлом году вы заявляли, что станете еще радикальнее — что вы под этим имели в виду?
Джарбо: Для меня “радикально” — это делать то, чего от тебя не ждут, все время искать что-то новое, проверять себя на прочность, пытаться освоиться в той среде, где тебе некомфортно, делать, что не умеешь, особенно если у тебя уже есть свой стиль. И один из способов это сделать – работать каждый раз с разными музыкантами. Неважно: в записи или на живых выступлениях. Потому что ты у них учишься, а затем создаешь что-то новое под впечатлением. Если работаешь со знакомыми, велик риск застоя.

Звуки: Вы действительно со многими поработали. Как идет работа над вашими мемуарами, кстати?
Джарбо: Работа ведется уже давно, у меня есть файлы, записки, заметки, но лучший способ работать над мемуарами, как я обнаружила, — это расспрашивать друзей, говорить с ними, чтобы они расспрашивали меня. У меня отличная память, потому что за все свои годы я ни разу не была пьяной, я не употребляла наркотики, и все помню очень хорошо. Для меня важна полная отчетливость. У меня фотографическая память, совершенно безумная: если я что-то вспоминаю, то это просто прокручивается назад, как кинолента. У меня в голове – imdb. Чем дальше ты от своего прошлого, тем чаще тебе вспоминаются безумные мелочи, казавшиеся раньше в порядке вещей. Например, в моем случае, я вспоминаю, как совершенно без оглядки, с головой, без страховки, прыгнула в неизвестность под названием “нью-йоркская музыкальная сцена” просто потому что хотела играть в этой страшной, очень громкой и очень непонятной группе Swans. Я даже не думала, что это может быть опасно, неверно, - просто взяла и сделала. Но, надо признаться, у моей мамы и у всех моих друзей от ужаса тогда волосы дыбом встали. Иногда в жизни наступает момент, когда надо поступать именно так: не думать, а просто делать. Это навсегда меняет твою жизнь: для кого-то, впрочем, таким моментом бывает встреча со школьной любовью, путешествие куда-то, рождение детей.

Звуки: Какое у вас самое яркое и любимое воспоминание о Swans?
Джарбо: Ну, пожалуй, когда я стояла в зале на концерте Swans в их последней реинкарнации и мгновенно разгадала вокабуляр, грамматику всей музыки. Я понимала, что они делают, как это работает, зачем – и плакала. Не потому, что мне было грустно, просто я так хорошо все это понимала, что мне хотелось быть частью группы. Это было странно: примерно как смотреть, как твоя семья сидит за столом в День Благодарения и уписывает индейку, а ты почему-то не с ними и наблюдаешь со стороны. Очень болезненно. И радостно одновременно: я очень гордилась ими. Я чувствовала себя гордой матерью, которая смотрит на ребенка, который вырос приличным человеком.

Звуки: Одно из ваших старых интервью вошло в книгу "Angry Women In Rock". Хотела спросить у вас, собственно, об этом же: сейчас вовсю обсуждается место женщины в музыке – в связи с Майли Сайрус (Miley Cyrus) и открытым письмом солистки Chvrches Лорен Мэйберри (Lauren Mayberry). Вы что по этому поводу думаете?
Джарбо: Когда я увидела Майли Сайрус, я первым делом подумала, что это мощное феминистское заявление. Нет уверенности, впрочем, что я не вижу то, что хочу увидеть. Тем не менее, это грандиозный посыл: она показала всей махине шоу-бизнеса средний палец. Все ждали от нее того, что обычно ждут от девушек в шоу-бизнесе, а она сделала все наоборот. Для такого нужна недюжинная смелость и неистощимые запасы сарказма. Это все напомнило мне сцену в “Кэрри”, когда ее выбрали королевой школьного бала. Занавес открываются, выходит поп-дива, все ждут от нее махания ручками и улыбок, а она открывает рот, и ее начинает рвать на нарядное платье. Уверена, что я единственный человек, кто так думает, но тем не менее. Мне понравилось. Что касается мизогинии, да, конечно, она присутствует, и не только в музыке, а вообще везде. Даже в офисе. У меня есть подруга, большой начальник, и когда она летает в бизнес-классе по работе, в деловом костюме, с ноутбуком – мужчина в соседнем кресле почему-то считает себя вправе занять оба подлокотника. Так что я бы не стала ограничивать ее проявления только музыкой.

Звуки: У вас научная степень по британской литературе, а диссертацию вы писали про Байрона. Что скажете по поводу русской литературы?
Джарбо: Мы, разумеется, читали всю классику: Достоевского, Толстого — в американских школах их изучают в обязательном порядке. Мне кажется, для меня выбор Байрона был связан с моими преподавателями, которые во мне что-то заметили, и они направили меня к британской литературе. Я даже писала песни по мотивам литературы елизаветинской эпохи, по Шекспиру – например, "A Man Of Hate". Сейчас, впрочем, оглядываясь, не могу их воспринимать серьезно: такой путаный, пышный, витиеватый стиль, совсем мне сейчас не близкий. Воистину “горе от ума”; хорошее образование — это, конечно, здорово, но для работы совершенно необязательно. Так что я очень благодарна Майклу [Джире] за то, что он не постеснялся и выбил из меня всю эту дурь.

Jarboe
20 декабря - Санкт-Петербург - «DaDa»
21 декабря - Москва - кц «Дом»


Обзоры

Видеоклипы в 2012 году Видеоклипы в 2012 году
Весь прошедший год мы не только слушали музыку, но и смотрели огромное количество музыкальных видеоклипов, часть которых...
Summer Sound Griboffka Summer Sound Griboffka
В нон-стоп режиме событие проработает c 28 июня до 31 августа
Звук, ставший историей Звук, ставший историей
Eсть в аудиофильских кругах странная легенда о русском изобретателе, который в 80-е годы возник, словно из ниоткуда, на заводах...
Zemlja Bubarumija Zemlja Bubarumija
У балканской музыки странная судьба: с одной стороны, без него уже трудно представить местную сцену, с другой - он укоренился...
Крутится волчок Крутится волчок
28 июня в московском парке Музеон состоится вручение ежегодной премии "Степной Волк", учрежденной Артемием Троицким. Задуманный...
Surreal Surreal
Пионеры британского эйсид-джаза Incognito не стали гоняться за изменчивой модой, предпочитая в очередной раз удерживать завоеванные...

Персоны

Марк Джейкобс Марк Джейкобс
Известный дизайнер рассказал о своем нетрадиционном выборе одежды. Во время последних модных показов модельер Марк Джейкобс...
Давид Кох Давид Кох
Он всегда мечтал стать саксофонистом, но стал записывать тек-хаус
Tori AMOS: «Я архитектор звука» Tori AMOS: «Я архитектор звука»
Тори Эймос рассказывает о женщинах, сказках, силе и ответственности 
"Мои произведения - это бомбы замедленного действия" "Мои произведения - это бомбы замедленного действия"
Он записывал электронную музыку, когда нас всех ещё не было на свете. Он запечатлён на обложке альбома великих The Beatles....