Анонсы

Ctrl+Alt+Del и "диспетчер задач" Муз-ТВ Ctrl+Alt+Del и "диспетчер задач" Муз-ТВ
Если уважаемый Алексей Мажаев в своём репортаже оценивал прош ...
Red Rocks снова отправляется в путь! Red Rocks снова отправляется в путь!
Red Rocks снова отправляется в путь! Масштабный музыкальный про ...
Зелёный день календаря Зелёный день календаря
На данный момент, Green Day - однозначно главная мейнстримовая панк-группа на ...
Мадонна + Себастьян Ингроссо = Киев Мадонна + Себастьян Ингроссо = Киев
Мадонна 4 августа посетит Украину в рамках нового гастрольного ту ...
Найджел Кеннеди в Большом зале филармонии Найджел Кеннеди в Большом зале филармонии
Самый яркий скрипач современностиНАЙДЖЕЛ КЕННЕДИБах «Partit ...

BRAZZAVILLE: "У рокеров как у собак: год идет за девять"

Певец дальних странствий и легкомысленных приключений Дэвид Браун (David Brown), бессменный солист и идеолог группы Brazzaville, даже интервью дает в дороге. Мы разговариваем с ним, пока он едет в такси, пока идем по улице, пока он поднимается на лифте. Накануне в Москве прошел концерт, посвященный пятнадцатилетию группы, но Дэвид свеж, бодр, пытается шутить по-русски и готов отвечать на все вопросы.

Редакция: Дэвид, вас можно поздравить: Brazzaville на сцене уже 15 лет. Как ощущения?
Дэвид Браун: Отличные! 15 лет — это же в пересчете на рок-возраст что-то около 85! Знаете, у собак года идут один за девять. У нас рокеров похожее летоисчисление.

Редакция: "А казалось, что все начиналось только вчера", — да?
Дэвид Браун: И да, и нет. Иногда у меня возникает ощущение, что столько всего произошло, что попросту не могло уместиться в какие-то жалкие 15 лет. Но с другой стороны, когда я вспоминаю о тех днях, когда только собирал группу, то думаю: боже, это было вообще в прошлой жизни, вечность назад.

Редакция: И что же вас мотивирует на то, чтобы продолжать делать то, что вы делаете?
Дэвид Браун: Главное — мне нравится то, чем я занимаюсь. Кажется, я жуткий везунчик: многие люди всю жизнь пытаются понять, что именно им нравится, а я уже понял, и занимаюсь этим в свое удовольствие. И мне еще и платят!

Редакция: Как вы изменились за эти 15 лет?
Дэвид Браун: Смею надеяться, стал более приятным человеком для сотрудничества. Раньше я был настоящим засранцем: высокомерный сноб, делающий всем отвратительные замечания. А теперь я стараюсь получать от всего удовольствия и не заморачиваться по поводу мелочей, неважно играем ли мы маленький квартирный концерт или выступаем на крупной площадке. Музыка — возможность поделиться чем-то сокровенным с аудиторией, а все остальное — неважно.

Редакция: У вас на сайте есть два списка - «вещи, которые нам нравятся» и «вещи, которые нам не нравятся». Можете составить похожие: «главные достижения, которыми я горжусь» и «вещи, за которые мне очень стыдно»?
Дэвид Браун: «Вещи, за которые мне стыдно» – это раз плюнуть! Их будет штук пятьсот, не меньше, гарантирую. Когда я в юности пил (я уже давно не пью), я мог прямо на концерте оборвать песню на полуслове и начать орать на техника, играть из рук вон плохо, — словом, вел себя как ребенок. А вещи, которыми горжусь я бы не стал перечислять, потому что мне просто очень крупно повезло: в мире столько прекрасных музыкантов, которых никто не слушает, а меня слушают. Но главное достижение — безусловно, что я до сих пор жив. Я был сумасшедшим подростком. Тот факт, что мне 44, я здоров и отлично себя чувствую — просто чудо!

Редакция: Вы так говорите, как будто были кем-то вроде Кита Ричардса (Keith Richards). Как-то не вяжется с вашим романтическим образом.
Дэвид Браун: Ха, если бы кто-нибудь знал меня в юности, то Кит Ричардс показался бы ему образцом добродетели! Я жил в центре Лос-Анджелеса, в Даунтауне, был самым преданным на свете поклонником тяжелых наркотиков, и в моей жизни не происходило решительным счетом ничегошеньки: ни денег, ни особых талантов, ни работы, ничего не было. Абсолютный бездельник! То есть логически, по законам мироздания, из меня не должно было получиться ничего путного, а вот видите, случилось невозможное. Я уверен, что все в жизни идет так, как должно идти. Что все, что ни случается, все к лучшему. Как бутон, который даже в состоянии крошечного комочка знает, во что распустится, и распускается. Все случайно, но все имеет свою цель и закономерность.

Редакция: И все же, что превратило вас из юного наркомана и бездельника в исполнителя романтичных песен про путешествия?
Дэвид Браун: Если посмотреть на это с обывательской точки зрения — книги и музыка, которую я слушал. И все это только благодаря моей бабушке, которая меня вырастила: она была поэтессой и самой чудесной женщиной на свете. У меня, кстати, сохранилось немного ее стихов, надо бы их выложить на нашем сайте. Но, возвращаясь к книгам, мне очень нравились Дилан Томас, Гарсия Лорка, Эдвард Каммингс. А сейчас у меня есть ридер Киндл — я так восставал против них, был убежден, что никогда на свете не заведу себе такой — и, конечно же, теперь не мыслю существования без него, особенно когда еду в тур. На нем я в основном читаю серьезные американские романы, преимущественно современные, и детективные истории, тоже американские. Не новый, но один из любимых авторов — Томас Пинчон. У него был хороший последний роман «Врожденный порок».

Редакция: Как получилось, что за 15 лет ваш романтизм не исчез, не превратился в сарказм?
Дэвид Браун: Я никогда не был сверхызвестным, и это классно. Зачастую слава убивает вдохновение и всю романтику. Твоя жизнь сводится только к контрактам, бизнес-менеджменту, куче людей вокруг... Отличное место — в середине. У меня нормальная, приятная жизнь, и она не ограничивается только собственной персоной, как это часто случается со звездами первой величины.

Редакция: Многие песни Brazzaville про путешествия. Остались еще места, где вам хотелось бы побывать?
Дэвид Браун: Разумеется. Мне бы хотелось поехать в Африку, я никогда там не был. Говорят, что это совершенно фантастический опыт, на который буквально «подсаживаешься». Есть несколько мест, куда я ездил с Беком (Beck), когда играл с ним, но никогда не был с Brazzaville — Япония, Австралия, Южная Америка. Я говорю по-испански и по-португальски, и очень люблю Бразильскую музыку — Жорже Бен (Jorge Ben), Чико Буарке (Chico Buarque), Луиз Бонфа (Luiz Bonfa). Туда бы я тоже съездил.

Редакция: Вы частый гость в Москве, не задумывались ли о покупке квартиры?
Дэвид Браун: Иногда приходят такие мысли! (смеется) Да, я тут бываю нередко. И у меня здесь много хороших друзей. Я очень круто ориентируюсь в метро — это совершенно необходимый навык. Вот на днях я ехал с телеканала «Дождь» на эфир на «Серебряном дожде». Мы сидели в такси в пробке, и было понятно, что она в ближайшие два часа не продвинется ни на миллиметр, и моя скрипачка Ася говорит: "Давай бросим машину, и поедем на метро!" Мы выскочили, побежали под дождем, но в итоге успели. Москва невероятно насыщенна историей. Мне очень нравятся старые районы, типа двориков вокруг Китай-города. Недавно мне показали на Большой Никитской, рядом с консерваторией, крошечную церковь на углу. Одна старушка подошла ко мне и сказала, что ее построил Иван Грозный. Иван Грозный!!! В Москве на каждом шагу так, постоянно находишь маленькие исторические сокровища.

Редакция: У вас в этом туре много российских городов: Псков, Краснодар, Ростов, Нижний Новгород. Какой из них любимый?
Дэвид Браун: Пожалуй, Владивосток. У меня даже песня есть – "Girl From Vladivostok", в некотором роде портрет города. На ее написание меня вдохновил один вечер. После концерта нам предложили экскурсию на лодке. На нее записалось сто человек, а поехало всего шесть. И тогда гид спросил: куда вас везти, что вы хотите посмотреть? Мы ответили, что хотим просто, чтобы было красиво. В итоге он увез нас и бросил якорь возле какого-то острова, и мы тут же кинулись купаться — режиссер Леонид Рыбаков (очень крутой чувак, кстати) и я. Мы плыли, плыли, к берегу, а когда выбрались на гальку и океан успокоился, увидели на дне тысячи морских ежей и звезд. Прибрежные воды ими так и кишели! Я никогда не мог представить себе, что такое вообще возможно. И мы с Рыбаковым рехнулись: хихикали, как дети, ныряли, показывали друг другу эти звезды...

Редакция: Brazzaville не раз переводили и исполняли русские песни — "Звезда по имени солнце", "Зеленоглазое такси". Много слушаете российской музыки?
Дэвид Браун: Я не слушаю музыку вообще, поскольку я много ее играю. В свободное время очень люблю тишину. Марвина Гэя (Marvin Gaye) как-то спросили в одном фильме, какую музыку он любит. Он ответил: "Грустную". Я как Марвин Гэй. Мне нравится русская музыка, мне нравится цыганская музыка. А вот ирландскую на дух не переношу.

Редакция: У вас есть особенность набирать новых музыкантов для каждого тура. Кто с вами играет в этом?
Дэвид Браун: Кенни Лайон (Kenny Lyon) — старый друг, замечательный мульти-инструменталист, специально приехал из Лос-Анджелеса. Иван Найт (Ivan Knight), тоже из Лос-Анджелеса, но живет сейчас в Барселоне, и Олег Зайцев из Новосибирска. Его я встретил, кажется, в 2007-м году. Олег — выдающийся музыкант. Вырос в маленьком городе под Новосибом — Бердске, а там просто дыра, ничего нет, ужас. Но Олег каким-то образом доставал и слушал пластинки Earth Wind And Fire, Майкла Джексона. Для него это было противоядием от серой реальности. Он играет как великий черный r'n'b пианист, как будто вырос в Чикаго или Лос-Анджелесе. Просто поразительно! Причем во всем остальном он настоящий русский.

Редакция: Что вас ждет после тура?
Дэвид Браун: Выпустим вторую часть «лучших хитов», а потом осенью новый альбом. Будет красивый сюрприз, на многих песнях используем клавинет, так что звучать будет немножко как Стиви Уандер. В общем, скучно не будет.

Редакция: Помните самое сумасшедшее, что с вами происходило в России?
Дэвид Браун: Так много всего, что трудно выбрать: мне выдирали клоки волос огромные пьяные мужики после концертов, резали провода от гитар, я видел людей, умирающих на обочине, а однажды во Владивостоке девушка на ресепшне отеля не разрешила мне вселиться, потому что у меня были проблемы с регистрацией. Ну, я ей и вручил наш альбом, чтобы как-то задобрить. Мы пошли на обед, а когда вернулись, то застали ее в слезах: она слушала "Clouds in Camarillo".

Редакция: Удалось ли вам за столько гастролей по нашей стране разгадать загадочную русскую душу?
Дэвид Браун: Нет! И не думаю, что мне когда-нибудь это удастся. Вроде бы Черчилль сказал, что русских никогда нельзя понять. Русские выглядят как европейцы, но внутри они совершенно другие. Это не плохо, просто по-другому. Я не понимаю Россию, но принимаю ее. И уж точно мне нравится здесь гораздо больше, чем когда я приехал впервые.

Редакция: Ну да, как у Тютчева – «умом Россию не понять, в Россию можно только верить».
Дэвид Браун: Кто, говорите, это сказал? Золотые слова. Именно!

Редакция: И последний вопрос: ваш последний альбом называется "Jetlag Poetry". У вас, как у человека часто путешествующего, есть способ излечения от джетлега?
Дэвид Браун: Нет. Очень обидно, но я анти-анти-джетлег человек. У меня почему-то все растягивается на срок в три раза дольше, чем у обычных людей.


Обзоры

Точка в череде московских концертов июня Точка в череде московских концертов июня
Последний календарный день июня был закрыт в клубе «Точка» концертом дуэта Blackfield, основанного Стивеном Уилсоном, фронтменом...
Время больших надежд Время больших надежд
Нынешнюю российскую кампанию Евровидения, выдвинувшую на передовую трогательных Бурановских Бабушек, от предыдущих отличают,...
Снизу постучали Снизу постучали
По опубликованным 2 января сведениям Британской Ассоциации Производителей Фонограмм (BPI), цифровые продажи альбомов выросли...
Ниже радара: Swim Deep Ниже радара: Swim Deep
Swim DeepКто: Остин Уильямс (Austin Williams, вокал, клавишные), Том Хиггинс (Tom Higgins, гитара), Кэван МакКарти (Cavan...
Внеклассное чтение Внеклассное чтение
Группа Синекдоха Монток - новый красногрудый питомец лейбла Олега Нестерова "Снегири", чье гнездовье взращивает интересных...
Zemlja Bubarumija Zemlja Bubarumija
У балканской музыки странная судьба: с одной стороны, без него уже трудно представить местную сцену, с другой - он укоренился...
http://stroybud.com

Персоны

Спортсмен подружился с монстром Спортсмен подружился с монстром
Теннисист Рафаэль Надаль в восьмой раз стал победителем Открытого чемпионата Франции. День спустя после триумфа Надаль продемонстрировал...
Пэрис Хилтон, Лиз Херли, Дэвид Бекхэм Пэрис Хилтон, Лиз Херли, Дэвид Бекхэм
Пэрис Хилтон не пустят на «Октоберфест» Наследницу великой гостиничной империи Пэрис Хилтон не пустят на знаменитый фестиваль...
Селена Гомес — современная Лолита Селена Гомес — современная Лолита
Пока Джастин Бибер готовится к полету в космос, его экс-подруга Селена Гомес продолжает радовать фанатов. Певица и актриса...
"Если убрать имя Алехиной, то останется голый сюжет без политической окраски" "Если убрать имя Алехиной, то останется голый сюжет без политической окраски"
Звуки уже писали о молодом питерском композиторе Илье Демуцком, который взял главный приз на прошедшем в Болонье конкурсе...