Анонсы

Агузарова появилась на Пикнике «Афиши» в костюме Снегурочки Агузарова появилась на Пикнике «Афиши» в костюме Снегурочки
Говорят, чужие дети растут быстро. То же ...
Поклонники Lacrimosa устроили «пожар» в столичном клубе Поклонники Lacrimosa устроили «пожар» в столичном клубе
Любовь жителей нашей страны к немецким готам ...
Ангелы поют Ангелы поют
Волшебство иногда случается - если в него верить. Поклонники Милен Фармер (Mylene Farmer) ...
«Мумий Тролль» зажег души своих московских фанаток «Мумий Тролль» зажег души своих московских фанаток
В московском клубе Stadium Live 7 декабря 2012 год ...
Верните мой 2007-й Верните мой 2007-й
В Москве прогремел концерт вновь собравшихся Fall Out Boy. Нынешний визит стал вто ...

Сергей ЛАЗАРЕВ: "Ниже "несгораемой суммы" я уже не опущусь"

Сергей Лазарев – нетипичная поп-звезда: поет по-английски, записывает песни с лучшими саунд-продюсерами и не обижается, что публика не способна расслышать нюансы звучания. В этом году певец принял решение ограничить пиаровские появления на обложках и в телепрограммах, а также перестать петь “старые песни о главном” в “огоньках”. Сергей понял, что рассказы о романе с Лерой Кудрявцевой не прибавляют ему зрителей и решил сосредоточиться на творчестве. Там явно есть чем заняться – новый спектакль в театре, новый альбом, новое шоу к грядущему 30-летию и так далее. Вот об этом Звуки Сергея и расспросили...

Редакция: У тебя планируется новая театральная премьера – спектакль “Таланты и покойники” по Марку Твену...
Сергей Лазарев: Хотелось сделать хороший спектакль, используя мои актерские способности, мои музыкальные способности – поэтому пьесу искали достаточно долго. Нужно было, чтобы после достаточно успешного “Одолжите тенора” люди, которые хотят еще что-то посмотреть с моим участием, не разочаровались. После где-то годичных раздумий и поисков худрук Театра им. Пушкина Женя Писарев нашел эту пьесу.

Редакция: Как идут репетиции?
Сергей: Мне сейчас довольно сложно. С премьеры “Тенора” прошло семь лет, это большой перерыв. Пришлось снизить до минимума музыкальную активность – сложно разрываться. Мне трудно быстро переключаться, поэтому приходится концентрироваться на театре. Фактически март, апрель и первая половина мая у меня будут полностью посвящены “Талантам и покойникам”: каждый день репетирую, минимально куда-то выезжая с концертами. И мне это нравится. Я не пытаюсь кому-то что-то доказать, для меня это внутренняя потребность. “Тенор”, кстати, уже не нуждается в репетициях: я приезжаю за 2-2,5 часа, мы проходим некоторые сцены, проверяем микрофоны… Спектакль, безусловно, развивается, но в целом он уже состоявшийся организм.

Редакция: А когда вернешься к активной музыкальной карьере?
Сергей: 11-12 мая мы играем премьеры, а уже 13-го я собираюсь улететь записывать альбом. Музыку никто не отменял, просто пришлось немножко поменять акцент и временно сдвинуть приоритеты. В мае запланированы четыре спектакля “Талантов и покойников”, в июне два, потом сезон закрывается до сентября. За лето я должен закончить четвертый альбом и в сентябре-октябре его выпустить.

Редакция: В музыке ты тоже идешь нетривиальным для российских поп-артистов путем. Англоязычность творчества – это твое упрямство или, может быть, миссия?
Сергей: Может быть, и миссия. Но у меня есть более простое объяснение: я делаю то, что мне нравится. Слава богу, я никому ничего не должен и могу делать то, что мне нравится. Пою песни, которые мне нравятся, выпускаю то, что мне нравится, участвую в спектаклях, которые мне нравятся, и могу не соглашаться на то, что мне не нравится. Может, кто-то в этом видит выпендреж, но для меня это не повод под них подстраиваться. Я слушаю иностранную музыку в машине и хочу делать «иностранную» музыку. Безусловно, я иду на компромиссы: записываю русскоязычные песни, делаю что-то более мелодично или более просто. Но потихоньку воспитываю зрителя, который уже не воспринимает композиции на английском как нечто чуждое и непонятное. Песни я отбираю тщательно, мне важно, чтобы они мне самому нравились. Если мне принесут песню и скажут, что она, может, не очень хороша, но будет хаваться, расходиться на рингтоны и вообще это то, что сейчас нужно, - процентов 90, что я ее не возьму. Кого-то эта упертость раздражает, они считают, что я должен быть проще. Но тех, кто проще, полно, дефицита нет, пожалуйста. Меня еще удивляет, почему все так беспокоятся, что я пою по-английски. Да не переживайте, у меня всё в порядке, есть что поесть, что надеть и на что развиваться.

Редакция: Ты с детства воспитываешься на западной музыке?
Сергей: Нет. Как обычный подросток середины 90-х, я слушал Линду, какое-то время даже “Иванушек”, “Гостей из будущего”. А мой брат, который старше на пять лет, слушал “Сектор Газа” и “Мальчишник”. К западной музыке меня приучила работа в группе Smash!! и общение с папой Влада Михаилом Топаловым. Он по своим пристрастиям рокер. Я стараюсь впитывать по максимуму, не зацикливаться на чем-то одном. Что-то для себя можно подсмотреть в разных жанрах. Вообще я думаю, что плохой музыки нет, а есть такая, которую я просто не понимаю. У каждого по жизни собственный саундтрек. Есть музыка для определенных слоев населения, для определенных умов, для интеллектуалов и для дальнобойщиков. Я из простой среднестатистической семьи, а у Топаловых был, как мне казалось, более эстетский вкус, который тоже на меня повлиял. Работа в Smash!! – это работа с компанией Universal, западные студии, западные продюсеры. Естественно, вокруг было много музыки, и мы ее воспринимали как планку, к которой надо тянуться. И в сольном творчестве, которое я начал в 2005 году, эту планку мне понижать никак не хотелось. И мне кажется, я развиваюсь: Сережа Лазарев семилетней давности музыкально гораздо слабее нынешнего. Я люблю поп-музыку, хочу быть поп-исполнителем, чувствую себя в ней абсолютно комфортно – этот жанр можно делать очень качественно и в его рамках возможны смелые эксперименты.

Редакция: Несколько лет назад мы беседовали, и ты рассказывал о негативном опыте работы на российских студиях звукозаписи. По атмосфере, мозгам и рукам они катастрофически не соответствовали стандартам, к которым ты привык в том же Лондоне.
Сергей: Сейчас мое мнение о российских студиях несколько изменилось. Появились новые мозги, и слава богу. В наши с тудии пришла американизированность и европеизированность, появились молодые ребята. Те люди, которые по сорок лет сидят в студиях грамзаписи, наверно, там и остались и так же звучат. Но вот новые мозги, ребята иногда моложе меня – они внушают определенные надежды. Ну, и технологии очень изменились за последнее время. Сейчас можно делать нереально крутые аранжировки, имея только макбук. Поэтому я теперь могу записать что-то здесь. Впрочем, авторы песен и саунд-продюсеры часто хотят контролировать процесс: они у меня в основном иностранцы, и проще мне поехать туда, чем везти их в Россию. Однако уже были случаи, когда я пересводил их материал на российских студиях: брал мастер, слушал, понимал, что исполнять это все равно мне, а звучит не совсем так, как мне нравится – и переделывал уже здесь. Возможно, в работе над новым альбомом будут больше задействованы российские специалисты. Есть уже люди, которые росли не на Льве Лещенко, Эдите Пьехе и Иосифе Кобзоне. Например, наш совместный трек с Тимати звучит абсолютно по-европейски, а его сделали наши русские ребята. Он вполне конкурентоспособен, планируем двигать его в Европу, только ждем более теплой погоды – как ни смешно, это тоже влияет на настроение и вкусы людей.

Редакция: Тебе бывает обидно, когда ты работаешь с модными саунд-продюсерами, выбираешь песня, а публика даже не пытается вслушиваться в эти нюансы?
Сергей: Да, половина ничего не слышит. Я не могу сказать, что меня не обижает, когда этого не замечают. Это даже не обида, а недоумение. Расстраиваешься за людей: как же вы не слышите и не видите, что мой звук очевидно лучше, дороже, качественнее?

Редакция: Участие в “Призраке оперы” для тебя стало интересным опытом или лишним поводом засветиться в телевизоре?
Сергей: Безусловно, опыт был интересным. При этом я понимал, что это прежде всего телевизионная история. Но все проекты, которые мне предлагались до этого, - цирк, танцы на льду, - были не по моей профессии вокалиста. “Призрак оперы” – первый проект, в котором можно было реализовываться профессионально. Это стало решающим фактором. К тому же пригласили всего восемь человек, способных справиться с оперным материалом.

Редакция: Классическая музыка интересует тебя в качестве еще одной области приложения сил?
Сергей: Все должно идти естественно. У меня были мысли после “Призрака оперы” сделать какую-то такую программу. Но потом я понял, что замахиваться на камерную классическую историю, не сделав большого сольного концерта в Москве в своем жанре, рано. Поэтому я сосредоточился на подготовке этого концерта. В ноябре он успешно прошел, но теперь я готовлю спектакль, в сентябре альбом и, может быть, тур. Расписывать на десять лет вперед я не хочу, предпочитая идти поступательно. К классическому проекту нужно прийти, понять для себя, что это сделать необходимо.

Редакция: Альбом, значит, ждать осенью?
Сергей: Да, хотя мне неловко что-то обещать и не выполнить. Выпуск альбома зависит не только от артиста, поэтому я себе намечаю на сентябрь-октябрь, но осознаю, что сроки могут сдвинуться. Вот я и DVD с записью концерта в “Крокусе” хотел выпустить ко дню рождения (1 апреля), но не получилось. Будем стараться, чтобы хотя бы в середине апреля он поступил в продажу. Мне очень приятно, что концерт попал в номинацию на премию “Муз-ТВ”. Не все способны оценить сложность этого проекта: двухчасовое шоу с танцами, костюмами, общением с публикой, англоязычными песнями. Радостно, что мне сопереживают люди, хотя для многих из них английский является тарабарским языком.

Редакция: Когда теперь решишься на следующий сольник?
Сергей: О-ох… В следующем году у меня 30-летие, и какой-то концерт я обязательно сделаю. Может быть, не такой большой, может быть, не в концертном зале, а в большом клубе… Тем более что новый альбом, который я пишу, больше ориентирован на танцевальную и клубную музыку. Но загадывать очень сложно, сначала нужно всё дописать, посмотреть на готовый альбом, понять, как новые песни будут сочетаться со старыми. Опять же – в Москве нет нормальных концертных залов. Не могу сказать, что Crocus City Hall на сто процентов меня устроил. Это тяжелая площадка, хотя говорят, что звук был очень хороший. Не хочется говорить, но у меня были определенные сложности с “Крокусом”. Хочется, чтобы появлялись более комфортные, более мобильные с точки зрения машинерии залы. “Крокус” внешне прекрасен, но сцена у него не трансформируется. Даже в Кремле трансформируется – можно выехать, подняться. Но ГКД – не моя площадка, я это прекрасно понимаю. Мне ведь даже предлагали Кремль, но ясно, что ни музыка моя, ни публика моя никак туда не вписываются. На момент моего сольника “Крокус” был самой подходящей площадкой: фан-зона, сидячая зона, звук, шоу и возможность все это красиво снять. То есть задачи, которые я себе поставил, я выполнил.

Редакция: А кто будет выпускать пластинку?
Сергей: Хорошо, что еще остались фирмы, которым это интересно. Sony Music хотят и даже требуют у меня альбом. У меня есть перед ними определенные обязательства, которые я буду выполнять.

Редакция: Какие исполнители сейчас крутятся у тебя в плеере?
Сергей: Русских среди них нет. Безусловно, слушаю новый альбом Мадонны (Madonna), пытаюсь вникнуть. Очень нравится Крис Браун (Chris Brown). Адам Ламберт (Adam Lambert) – отличный вокалист. Мне очень нравится Элли Голдинг (Ellie Goulding). Нравится Рианна (Rihanna): хотя она плохо поет, но очень хороший продукт производит. Люблю группу Keane. В принципе мне нравится Адель (Adele), но массовая истерия вокруг кого-то меня всегда пугает. Мне кажется, что в исполнителе должна оставаться какая-то недосказанность… А тут ощущение, что всё сказано, народ ликует, и артисту пора поскорее выпускать новый точно такой же альбом. В принципе я всеяден, но для меня очень важен тембр – некоторых тембрально не перевариваю.

Редакция: Если твой новый альбом заинтересует западный рынок, ты готов делать карьеру там?
Сергей: Да, безусловно. Это одна из задач, которую я перед собой ставлю. Но это не значит, что я все ставки сделаю на западную карьеру. Эта форточка может открыться, а может, и нет. Возраст пока позволяет экспериментировать, меняться. Хотя по меркам нынешних западных звезд я в свои 29 уже старичок. Когда у меня выходил альбом в Англии, мне было 25 или 26, но перед общением с журналистами меня предупредили, чтобы я говорил, что мне 22. “Почему?” “Потому что 25 – это уже немножко old”. И все же у меня еще время есть и желание двигаться тоже. Мадонне сколько лет, а она всё старается делать современную музыку. Главное – не останавливаться и не сидеть на заднице.

Редакция: Представляешь себя лет через 15?
Сергей: У нас сложно что-то загадывать, но я мыслю позитивно – что я всего добьюсь, всюду пробьюсь. Так или иначе, в этом году карьере десять лет, есть определенная база и понимание, что ниже “несгораемой суммы” я не опущусь. Поэтому сейчас можно пытаться рисковать, уходить от рамок. Может быть, в какой-то момент это будет мне в ущерб, но я себя начну больше уважать.


Обзоры

Новые композиторы Новые композиторы
С полгода назад американский музыкант Бек (Beck), большой эксцентрик по натуре, издал свой очередной альбом не в виде пластинки,...
"Реки" музыки и несвежие лозунги "Реки" музыки и несвежие лозунги
Стало известно, что печально знаменитый Ким Дотком (Kim Dotcom), основатель файлообменного ресурса Megaupload, закрытого...
Евгений Гришковец и Mgzavrebi, «Ждать Жить Ждать» (28.10.2013) Евгений Гришковец и Mgzavrebi, «Ждать Жить Ждать» (28.10.2013)
В сентябре во дворе театра «Практика» проходило мероприятие под названием «Грузинский вечер». Все было организовано как надо:...
Новый клуб Reспублика Club в Киеве Новый клуб Reспублика Club в Киеве
8 июня 2012 в Киеве на клубной карте появилось еще одно новое место для любителей ночной жизни – Rеспублика Club раскрыла...
Повестка дня Повестка дня
По сложившейся традиции, в начале каждого года музыкальные медиа публикуют списки "лучших новых музыкантов", и, пожалуй,...
Nightrain: группа Guns N' Roses выступила в «Stadium Live» Nightrain: группа Guns N' Roses выступила в «Stadium Live»
В «Stadium Live» два вечера подряд выступала группа Guns N' Roses. Кроме завидной физподготовки и отсутствия явленной два...

Персоны

Интервью с Pink Интервью с Pink
Всюду, где она появляется, она оставляет после себя хаос. Однажды ее характер и манеры не позволили другой поп-звезде, Бритни...
Эштон Катчер мечтает о Дженнифер Энистон Эштон Катчер мечтает о Дженнифер Энистон
Муж Деми Мур Эштон Катчер поведал на популярном американском телешоу, что в юности женщиной его мечты была звезда сериала...
Выбираем лучшую песню о любви Выбираем лучшую песню о любви
В преддверии 14 февраля в США провели интересный опрос. Музыкальные эксперты решили выбрать лучшую песню о любви. Первое...
"Мне 45. Пора определяться с профессией". "Мне 45. Пора определяться с профессией".
Продюсера, диджея и музыкального журналиста Михаила Козырева сограждане ассоциируют, в основном, с радиостанциями "Maximum",...