Анонсы

Значительно ближе к северу Значительно ближе к северу
5 и 6 октября в Архангельске пройдет ежегодный Всероссийский рок-фестиваль ...
Яблочный соус Яблочный соус
На улице пользователей Apple-устройств начался праздник продолжительностью в месяц. Нач ...
Том Йорк и Фли выложили в Сеть новую песню Том Йорк и Фли выложили в Сеть новую песню
Группа Тома Йорка и Фли Atoms for Peace выложила в Сеть ст ...
Слэш привез в Москву группу мечты Слэш привез в Москву группу мечты
В минувшие выходные Россия вновь принимала бывшего гитариста Guns’N ...

МУХА: "Наши поклонники вытерпели все!"

Накануне первоапрельского концерта "Звуки РУлят" группа Муха дала Звукам интервью, в котором рассказала о том, как сломала басиста, два года писала альбом, а потом тестировала его на фанатах. Наш прошлогодний разговор завершился беседой о кавер-культуре, и в нынешний визит "Мухи" мы решили побеседовать о феномене стадионного рока...

Редакция: - Привет, друзья! Запись вашего нового альбома заняла два года. При этом часть этого альбома уже ходила по сети в качестве синглов...
Саша: В общем, не в качестве синглов. Мы просто выпускали, записывали, отдавали, допустим, на радио или выкладывали Вконтакте что-то. У нас как-то всегда так получается. Два года - потому что у нас менялись музыканты. За это время сменился… Я уже не помню, кто у нас сменился. Гитарист сменился, по-моему.
Антон: И бас-гитарист.

Редакция: - Поломали очередного басиста?
Саша: Да. Мы, на самом деле, хотели выпустить альбом еще год назад, но поскольку у нас появился новый гитарист – волшебник, наш Юра из Израиля, – звучание очень изменилось. И это дало нам дополнительные возможности. А поскольку это дало нам дополнительные возможности, мы решили: чего выпускать старье, запишем материал лучше!
Антон: Еще куча тараканов была в моей голове, потому что мы начали записывать эти песни, потом пережили 2 – 3 месяца и поняли, что все меняется из-за того, что у нас новый музыкант. И для меня почему-то смысл пропал записывать по-старому. Пришлось полностью менять материал.

Редакция: - А сколько песен в итоге изменились радикально?
Саша: Все, кроме «Нафталина» и… «Рекламы». Нет, «Реклама» нет.
Антон: Изменились 12 песен из 13. Просто песня «Грин», которая на альбоме, записана была года три назад, она не вошла в предыдущий альбом, потому что вообще туда никак не лезла. Она и в этот, честно говоря...

Редакция: - Да, она очень выбивается из общего настроения и звучит совсем по-другому.
Саша: Нам было жалко ее вообще не выпускать. На самом деле, эта песня – любимая композиция нашего директора Вячеслава. Он почему-то усматривает в ней "нечто депешмодовское". Мы, если что, к этому не имеем никакого отношения. Это исключительно его ассоциации. Он очень просил, чтобы мы ее куда-то все-таки приткнули. Мы хотели вообще из нее сделать бонус-трек, а потом подумали: зачем делать бонус? Это все равно условности. Все равно это - один контекст.
Антон: Вот мы, значит, переделали песни, и потом у нас пропадает гитарист...
Саша: Как обычно, - он имел особенность такую.
Антон: Человек странный. Хороший, но странный. У него тоже очень много тараканов в голове, плюс еще, видимо, настолько насыщенная жизнь, что, когда он ипросыпается, он, наверно, не очень понимает, где он находится и что должен сделать. В результате мы нашли еще одного гитариста, и пришлось все делать заново, потому что все в корне изменилось.
Саша: Как раз из Израиля приехал Юра.

Редакция: - А вообще эта история с человеческим фактором - когда появляется новый человек и полностью меняется звучание - у вас, насколько я понимаю, не в первый раз происходит?
Саша: Нет, далеко не в первый раз. Мы сходим с ума уже!

Редакция: - То есть нет такой вещи, что группа – это диктат вас двоих?
Саша: Изначально Антон мечтал создать группу единомышленников. То есть это группа, в которой, может быть, не у всех равны права, но право голоса имеют все, это совершенно точно. И Антон, и я - мы очень приветствовали какие-то предложения, энтузиазм.
Антон: Обычная расстановка сил в группе. Ты – музыкант, ты музицируешь.

Редакция: - Коллективное мышление и коллегиальные решения вы поддерживали до определенного момента?
Антон: Да. Я хочу сказать сразу, что я очень не люблю лабухов. Активно не люблю. Я активно не люблю команды, которые играют каверы. Точнее, так: я люблю, когда эта группа где-нибудь в ресторане, в кабаке играет, но они больше нигде не слышны. Я считаю, что просто это некая обстава ресторана или кабака. И если я вижу какой-то пиар подобной группы, то это меня активно раздражает, потому что это все равно, что человек, который поет Цоя в переходе, пиарит свои выступления.

Редакция: - Есть же группы класса The Bohemians, которые играют Queen - и играют шикарно, при этом делают это с полного попустительства Брайана Мэя. Без всяких потуг стать Queen - просто направляя в конструктивное русло гигантский нерастраченный запас народной любви. Этот феномен, с моей точки зрения, тоже нельзя сбрасывать со счетов. Все-таки очевидно, что кавер-культура сама по себе возникает не потому, что мало песенного материала. Хотя его, конечно, мало хорошего. Но песенный материал должен жить. Он живет не в тот момент, когда его играешь лично ты, а когда его играет большое количество разного народа во времени.
Антон: Насколько я знаю, мировая практика становления поп-звезды основана на том, что в какой-то момент, когда представляют группу или исполнителя, вместе с их синглами обязательно делали каверы. Насколько я знаю, у Джорджа Майкла (George Michael) одна из первых песен была именно кавером. И очень много звезд начинали с каверов. Я к этому отношусь хорошо, но если брать эти версии – они абсолютно переделанные, сделанные под конкретного исполнителя, это оригинальная трактовка. Но когда кто-то играет детскую песню ради того, чтобы на пьянке люди с сорванными галстуками и завороченными рукавами просто побесились… Это, я считаю, дурновкусие. Пэтому (это - мое субъективное мнение) я этого к себе не подпускаю. И из-за этого я очень хотел, чтобы в группе была группа, а не "двое плюс нанятые музыканты".
У нас со временем немножко изменилось. И творческая расстановка сил в группе присутствует, к сожалению, не в желаемом объеме.
Саша: Диктата все равно никакого нет. Но так получается, что наши музыканты заняты кто своим проектом, кто своими делами. И не так много времени и душевных сил с их стороны тратится на творчество.
Антон: На наше творчество.

Редакция: - То есть они приходят, отыгрывают программу...
Саша: Не совсем, нет. Они с удовольствием играют, когда мы собираемся. Но невозможно никого собрать – вот в чем проблема.
Антон: Просто не так часто.

Редакция: - Предположим классический случай: я знаю, что с вами до последнего времени играл человек, у которого в бэкграунде три группы - но вы его поломали же!
Саша: Он поломался сам, пошел на каток!
Антон: Мы залили каток, напоили Миху коньячком...
Саша: Мишка пошел на каток - причем самое смешное, что Мишка когда-то профессионально занимался хоккеем. Каким образом он смог поломаться, не понимает никто, включая каток. Он говорит, что на катке практически никого не было.

Редакция: - И теперь он отправился на скамейку запасных? И очередной пласт песен, связанных с вашей совместной работой, так и не будет записан?
Антон: Это очень здорово, когда мы встречаемся, но в чем кайф совместной работы известных групп - в том, что они постоянно находятся вместе. В тот момент, когда возникает какая-то идея, она своевременно должна быть реализована. У нас, к сожалению есть некоторые песни, которые, даже не будучи записанными,- уже мертвые. Они были хороши тогда. У нас есть песня, которая называется «Нажимай и входи» - это Сашина песня, мы ее сделали, мы ее аранжировали... и тут у нас пропадает гитарист, и чтобы эта песня осталась "заряженной материей", я просто взял в руки гитару и сыграл все сам. Понимаешь, я это сделал только из расчета, но в итоге песня живет.

Редакция: - Песня в вашей интерпретации – это нечто большее, чем собственно песенный материал. По большому счету получается так: берем credits, видим, что песня – это автор музыки, автор текстов, все инструменты... плюс что-то еще, без чего эта песня не живет.
Саша: Мне кажется, что это какой-то заряд.
Антон: Вот это «без чего-то еще» очень важно.
Саша: Я раньше, когда была маленькая, приносила своему продюсеру нечто, старательно наигранное на клавишах и прокриченное в диктофон. Он не понимал, что я хочу. Но он говорил: если это будет хит, его будет слышно даже при отстукивании по столу. И это правда так, потому что если этот заряд изначально присутствует в песне - она сложится. А если ты его не поймал и не реализовал, то даже сыграй его самый великолепный гитарист на свете - это не будет песней, и все.

Редакция: - В песне «Не жалей о них», например, это очень четко чувствуется. У нее совершенно уникальный масштаб. Она звучит стадионно, даже если в текст подставить любую бредятину и спеть: все равно будет выглядеть о-го-го!
Саша: Это хороший знак. Эта песня вообще была записана одним махом. И мы очень ей горели. Репетировали и играли в разных видах и вариантах. И текст - я за один вечер, за пару часов его написала, что большая редкость. И слова сразу легли. Это удачное стечение обстоятельств.
Антон: Начинали мы ее репетировать именно с тем гитаристом, и атмосферно она, конечно, создалась, что было очень здорово. Но она получила некую энергетику благодаря нашим двум перцам – Мише с Юрой: они "внесли" туда очень серьезно.

Редакция: - Сейчас очень много говорят о стадионном роке и "стадионном эффекте". На самом деле, «Не жалей о них» - единственная песня в вашем репертуаре, которая стопроцентно стадионная.
Саша: Есть еще песня «Плагиат», которая тоже похожа.

Редакция: - «Плагиат» можно спеть в подъезде под бренчащую гитару. «Не жалей о них» - не получится. У нее принципиально другая энергетика.
Антон: У нее классические три аккорда.
Саша: В акустике ее сложно будет исполнять.

Редакция: - Она просто не прозвучит. И вот здесь сразу возникает вопрос. Для меня этот вопрос – один из самых интересных, который связан с вами. Эта песня – начало следующей ступени, после которой вы пойдете рубиться на стадионы и будете работать на этот эффект сознательно? Или спокойно будете пилить по-старому старые песни?
Саша: Я не очень понимаю, что значит "работать на эффект", понимаешь? Как можно работать на эффект?

Редакция: - Один раз вы этого эффекта достигли эмпирическим путем. Но я подозреваю, что дальше вы просто просчитаете механику и начнете целенаправленно идти по этому пути.
Антон: Куда? У нас клубов-то нет... Можно растить розы в говне и делать стадионную музыку, не имея возможности выступить даже в клубе на 20 человек. Поэтому мы будем мыслить нашими реалиями и рассчитывать на размер площадок (с запасом, понятно), и делать более универсальный материал, чтобы песня и в камерном звучании была хороша, и можно было ее на фестивале на большом сыграть. Но дальше делать стадионную музыку…

Редакция: - Один раз у вас прекрасно получилось. Тот случай, когда действительно вставляет сразу. Без вопросов.
Антон: Есть еще песни, которые точно так же вставят. Просто песня «Не жалей о них» за свою окологодичную историю накопила некого пафоса, который позволяет ее удлинять, петь с залом. В принципе, ты удивишься, но это позволяют делать и другие песни. Но стадионными их назвать нельзя, потому что…
Саша: ...Их никто не знает! (смеется)

Редакция: - В прошлый раз вы нам рассказывали историю песни «Микрофон», когда вы переделывали, переписывали текст на ходу. Песня «Микрофон» - это что-то вроде твоего жизнеописания, у тебя же все песни, по сути, - байопики, ты, в общем, про себя пишешь?
Саша: По большому счету наверно, конечно.

Редакция: - У меня есть ощущение (причем, оно меня все чаще посещает, когда я слушаю вашу музыку) - чем дальше, тем лирическая героиня становится абстрактнее, тем более общие образы ты используешь в текстах, и соответственно тем больше пространства ты пытаешься пускать в звук. Это как-то взаимосвязано?
Саша: Ты знаешь, мне кажется, вот с чем это связано: раньше я хотела кому-то чего-то доказать. И мне так хотелось доказать, прежде всего, что я умею писать стихи, тексты... А сейчас мне никому ничего не хочется доказывать. И, может быть, просто себя не хочется так выражать. Мне правда не хочется никому про себя ничего рассказывать. Мне, наоборот, хочется уже закрыться, потому что и так про меня всем все известно. Я иногда даже комплексую по этому поводу. Мне кажется, я слишком открытая. И через песни тоже. Потому что через песни человек очень открывается, а мне не нравится, что такое количество людей думают, что они меня знают. Потому что ни в одной из своих песен я до конца себя выразить не могу. Анна Ахматова не могла через одно стихотворение выразить широту всей своей души.

Редакция: - Я думаю, даже через собственное собрание сочинений.
Саша: А человек, который послушал песню «Не жалей о них», почему-то думает, что он меня понял. И еще смешнее, когда люди начинают предъявлять претензии по этому поводу. Что, дескать, такая она, оказывается, пустая и неинтересная. После этой песни несколько раз меня (причем, агрессивно) обвиняли в том, что это - лесбийская песня. Может, это из-за клипа? Почему это плохо? Почему лесбиянка? Мне совершенно это непонятно.
Антон: Существует такая реальность: ты написал песни, ты их выучил, ты их исполняешь на концерте. Вот к тебе пришло два человека. Потом еще парочка. И потом собирается тусовка...
Саша: Как в «Каникулах Бонифация».
Антон: Потом к тебе пришло 20 человек, 50 человек - и ты понимаешь: ого! Это кому-то интересно, это кто-то любит! Особенно, когда пишут на сайт, начинают скачивать. И ты начинаешь немножко расти и экспериментировать с публикой: а вот если я поверну, как режиссер, события - что будет? У нас есть песня «Не тормози» - там уже четвертый по счету текст. Причем, наши поклонники, спасибо нашему фан-клубу, вытерпели все: они выучили целых три предыдущих текста!
Саша: С «Не тормози» вообще была смешная история. Я вначале написала один текст, потом поняла, что это полное говно, спела на концерте - и снова поняла, что полное говно.
Антон: А они выучили...
Саша: Самое смешное, что я поняла, что говно, когда посмотрела на их лица. Эта песня была новая. Они были не то, что удивленные. Они пытались расслушать слова. Но почему-то я поняла через их лица, что текст этот - говно. В общем, я переписала. Полностью переписала. Опять спела на концерте. Они уже все нормально подпевали, но все равно я поняла, что какое-то это все-таки говно. И четвертый вариант текста - я им прямо довольна осталась. Наверно, это плохо, что мы так мучали наших ребят. А с другой стороны, они теперь хранят все версии!
Антон: Мы пошли по классическому пути, когда песни вначале обкатывались на концертах, а потом записывались.
Саша: Да у нас вообще смешно так, на концертах какой-то креатив постоянно происходит. Особенно в последнее время. Интерактивное совсем общение стало.

Редакция: - Я замечаю, у вас поклонники очень забавные.
Саша: Поклонники у нас очень забавные, очень милые поклонники, они за нас, мне кажется, порвут кого угодно на британские флаги. Они очень преданные ребята. Я, на самом деле, все время боялась, когда была маленькая - мне казалось, если ты артист, нельзя никому объявлять, что ты состоишь в каких-то отношениях, с мужчиной или с женщиной, не важно. Потому что поклонники - ты делаешь их несчастными, ведь каждый из них мечтает добиться твоей руки и сердца.

Редакция: - Или просто с тобой переспать...
Саша: А они ведь не за этим ходят. Я это поняла реально только сейчас.

Редакция: - Знаете, чем ваши поклонники отличаются от остальных? Мне часто пишут фанаты групп, с которыми я делаю интервью, но ваши поклонники сразу же умудрились прислать мне полный список пропущенных запятых.
Саша: Молодцы!

Редакция: - Это был тот случай, когда человек десять одновременно прислало мне несколько писем со словами: "вы меня извините, большое спасибо за хорошее интервью, хорошая группа, не могли бы вы исправить опечатку в третьем абзаце..."
Саша: Какие въедливые!
Антон: Как трогательно!

Редакция: - В общем потоке людей, которые читают Звуки и что-то нам пишут, это действительно очень выделяется, причем реально эта была целая тусовка.
Саша: Это хорошо же. И правда, они очень преданные. Если проходят какие-то голосования за песню или группу - мы же всех подключаем, подогреваем интерес, просим проучаствовать, и они всегда оперативно реагируют.

Редакция: - А ощущается ли взрывоопасный рост числа фанатов после ротаций либо после крупных событий?
Саша: После событий – нет, а после ротаций – да. Фестивали – это прекрасно, мы фестивали обожаем, я бы вообще на них выступала только...
Антон: Фестивали хороши не тем, что у новых людей что-то остается в голове. Просто там те люди, которые тебя реально слышали, могут от души поорать. Все программные директора это знают, у них есть правило: если песня крутится меньше трех раз в день и не целый месяц, то песня - погибшая. То есть если два раза песня крутится - считай, что ее никто не услышит. Это их правила, и, соответственно, песня "Не жалей о них" - ее дали сразу же 5 раз в день на одной станции, четыре на другой - и сразу пошел выхлоп. Существуют отработанные мировые законы шоу-бизнеса и есть только одно правило: хочешь, чтобы про твоего артиста узнали - пускай получат жесткую ротацию. Пускай негатив потом какой-нибудь пойдет, но, по крайней мере ты ознакомишься с товаром. Обычная реклама.

Редакция: - Слушайте, а вы верите в YouTube-эффект?
Саша: Ты знаешь, больше нет. Чем дальше узнаем эту историю, тем меньше не верю в это. Я раньше искренне верила в успех отдельных персонажей. «Вот, раскрутились же, - говорила я Антону, - через интернет». Теперь я понимаю, что, конечно, это не только через интернет. Под этим успехом основа, чаще всего, денежная.
Антон: Я тоже не верю в Youtube-эффект, и могу это даже подкрепить примером. Существует такая вещь, как главная страница Youtube. Будучи на ней, ты получаешь огромное количество просмотров.
Саша: Responce сразу же приходит.Антон: Мы выложили, записали песни к 200-летию Гоголя "Гоголь жжот". И ребята какие-то сняли на это дело видео. Эту страницу они каким-то образом умудрились положить на главную страницу YouTube, к дню рождения, она чуть-чуть там просуществовала.
Антон: Может быть, недели две.
Саша: Ты что, с ума сошел? Больше недели не ставили. Дней пять максимум.
Антон: Может быть. В общем там сразу же тысяч 60 или 70 просмотров. Потом, когда мы обратились с нашей следующей песней, чтобы ее поставить... не впрямую, но нам озвучили условия – 5 тысяч евро за постановку на главную страницу. Потом убрали, насколько я знаю, ютьюбовский офис. И получилась обычная ситуация: все, что в Россию пришло, тут же обросло какими-то левыми деньгами, и ничего хорошего не получилось. А какие-то артисты, которые начали свое существование через YouTube, насколько я знаю, просто в какой-то момент подключили ключевые силы. Здесь тоже чудес не бывает. Не может быть клип сам по себе дико посещаем без всякого толчка извне.
Саша: Если это, допустим, какая-то западная история, то там есть группа, например, OK Go, которая сняла танцы на беговой дорожке. Это правда гениальное видео, здоровское. Но, опять же, оно висело на главной странице Youtube. И очень долго висело. Оно, правда, гениальное видео. У них все практически видео гениальные: с собаками в парке, или то, где они переставляются друг за другом. У них очень классные клипы. Но при этом при всем – я не вспомню ни одной песни этой группы. Я помню только картинки. Картинка гениальная, музыку не помню вообще, хотя, казалось бы, должна.
Антон: Видишь, ты сама понимаешь. И так-то механизм связи был херовый: "лейбл - средства массовой информации - магазин - там концерт"...
Саша: А сейчас вообще рухнуло!
Антон: А сейчас его вообще нет. То есть стоит отдельно телевидение, которое не пойми чего крутит, туда невозможно "занести" клип, не имея знакомств или денег. Радио стоит обособленно: если им понравится песня, то они поставят. Но ни один лейбл не способен с радио работать.

Редакция: - Способен - при условии, что у него контракт с радио.
Антон: Контракты-то в рок-музыке не особо есть. И нормальные концертные агентства. Мы раньше приезжали в город - нам под это дело подгоняли телеэфир, несколько интервью, несколько радиоэфиров, а сейчас всего этого нет! В итоге на концерт тебя просто не позовут, потому что они не могут даже тебя прорекламировать обычными способами. Радио... В общем понятно, все это обособленно стоит, и никто ни с кем не хочет договориться. Отличный пример: попроситесь в любой лейбл и спросите, как у них идет продажа дисков. Ответ однозначный – диски не продаются, все говно, продаж нету. Спросите: а вот в вашем магазине в городе Смоленске есть наша пластинка? - Нет. Почему? - Потому что она не продастся. У нас была ситуация, когда нам объявили круглую сумму за постановку диска на полочку в каком-то сетевом маркете. Эта сумма была такая, что проще было выпустить тираж самим - там около трех тысяч, мы рассчитали. Ты выпускаешь тираж примерно в 3 тысячи дисков, и остальные деньги ты тратишь на то, чтобы об этом узнали все. В итоге тебе дешевле сделать собственный сайт по продажам.

Редакция: - Дешевле в метро раздавать, по-моему.
Саша: Хотя мне постоянно пишут люди Вконтакте или Фейсбуке: "где можно купить диск"? Вот мне написало 15 человек в неделю - считай, какой-то магазин потерял сумму денег, которую он мог выручить за эти диски. Это смешно. Люди же пишут, значит, кто-то хочет покупать! Из разных городов люди пишут: из Красноярска, из Самары...
Антон: А на сайте особо не поторгуешь: это же надо теперь регистрировать как предприятие. Ну что мы, этим заниматься, что ли, будем? Мы лучше бесплатно выложим.
Саша: А вот еще одна проблема: бесплатно-то мы выкладываем. Но люди говорят: "я купить хочу диск. Диск хочу купить, в машине слушать, в руках подержать!" Я раньше думала, что бизнес этот умер. Сейчас говорят о том, что этот бизнес погибает. Да только он не умер. Я не знаю, может быть, сейчас какой-то второй виток, второе дыхание, потому что огромное количество людей просят продать им музыку. Вот из Питера мне каждую неделю человек по 10-15 пишет: «где можно купить ваш альбом?»
Антон: Человек один, очень увлеченный, написал вчера Вконтакте: может быть, как-то можно переслать? Хочу пластинку. Я говорю: у фирмы вроде есть, у CD Land, но я не знаю, в Смоленске будет, или нет. Он говорит: представляешь, ждал, хотел купить пластинку Би-2 с оркестром, заказывал несколько раз, ничего не привезли - скачал с торрентов.
Саша: Вот, пожалуйста, и пиратство вам.

Редакция: - Что же тогда ожидает ваш альбом - этот ограниченный тираж, который CD Land выпустил, и все?
Саша: Нет, может еще допечатаются, но в основном, да.
Антон: Я надеюсь, что мы с CD Land договоримся и выложим это официально на торрентах.

Редакция: - Мы, конечно, на Звуки выложим.
Антон: Я очень хочу, чтобы он лежал бесплатно, потому что все равно же мировая статистика говорит: около 70% людей, которым понравилось то, что они скачали на торрентах, покупают это легально. Почему это так и рекламируют. А вообще это судьба не только наших альбомов - это судьба вообще всех российских альбомов.

Редакция: - О судьбах родины давайте в другой раз поговорим. Меня сейчас интересуете вы. Во-первых, расскажите про вашу прекрасную обложку и замечательный боди-арт в дизайне альбома. Во-вторых, когда я слушала материалы и на эту обложку смотрела, само по себе название «Стечение обстоятельств», с «с» в виде копирайта, мне виделось достаточно неоднозначным. Возникает ощущение, что тебе рассказывают историю, которая сама по себе совершенно не случайна, она явно просчитанная, выверенная. Я страдаю шпиономанией, или все-таки концепт у этого "случайного" альбома есть? Если есть, то какой?
Саша: Давай, Антон тогда расскажет про концепт, а я – про обложку.
Антон: В силу того, с какими трудностями создавался этот альбом... То было одно, то было другое, то я купил новую аппаратуру, то я продал эту аппаратуру, то у нас гитарист один, то второй…
Саша: То нету денег...
Антон: То, вроде, договаривались с фирмой выпустить альбом, потом не получилось, потом нас убедили, что... В итоге песни создавались в разные моменты времени. Все это просто текло, текло - и родилось… Когда мы с Сашей прослушали все записанное, мы понимали, что все, что натекло…
Саша: Его надо как-то собрать.
Антон: Оно собирается от некоего бессилия, потому что это все надо организовать, а так как это - материал, набежавший за два года...
Саша: Когда подошло время выпускать альбом, я подумала: оно все будет такое разное! Я просто в ужасе была, потому что поняла, что надо сразу же перезаписывать песню «Поколение», которая была записана два года назад, и песню «Нафталин», которая тоже была записана два года назад. Но когда Антон достаточно много переплел и сделал мастеринг, я поняла - и он сам с удивлением обнаружил,- что, в общем, не надо ничего переписывать. Даже удивительно! Поэтому концепт как раз такой и получился: собрали, что натекло, накапало, нападало.

Редакция: - То есть это не то, что намеренно сделано? Это действительно просто течение жизни.
Саша: А по поводу обложки - тоже абсолютное стечение обстоятельств. Девчонка написала мне в Фейсбуке: «я хочу тебя сфотографировать». И прислала свои работы. У нее замечательные работы, мне очень понравилось. Она делает боди-арт, рисует и снимает сама, фотографирует. И я говорю: да, конечно, какие вопросы, давай встретимся! Мы с ней встретились сначала просто поговорить, обсудить фотосессию. И в ходе разговора я говорю: «а не хочешь обложку для альбома нам сделать? Мы сейчас альбом выпускаем». Она говорит: а почему нет? Начали обсуждать, чтобы сделать с боди-артом, потому что боди-арт - такая тема благодатная... Думали, что можно сделать, причем, чтобы нарисовать на двух альбомах всю группу сразу. У нее как раз были такие фигуры – мужчина и женщина, - которые объединяются при помощи боди-арта в какой-то предмет. И Антон предложил: а давай сделаем песочные часы из двух лиц, чтобы перетекало из одного лица в другое? Вот и она начала думать - и придумала.
Мы хотели изначально сделать из четырех людей, но не смогли - были проблемы со временем у ребят, и мы сделались вдвоем с Якомульским. А внутреннее содержание решили делать черно-белым. Я предложила, а она говорит: «ну что, как будем снимать лица»? Хотели снять лица, чтобы люди понимали, кто играет, что за люди. Я говорю: «а давайте разденемся до пояса». Меня не сразу все поддержали, но вышло достаточно забавно. Все такие голенькие. Все такие забавненькие. Мне кажется, что эта обложка, дизайн этого альбома - наиболее однороден, по сравнению с предыдущими.

Редакция: - Он очень строгий, при этом дизайн четко кореллируется с концепциями песен. Почему и возникает ощущение, что совсем все не случайно.
Саша: Удивительно, что это все придумалось само. Копирайт тоже придумал Антон в последний момент. Эта идея принадлежит ему, он давно, еще год назад, предложил назвать альбом «Стечение обстоятельств». Это все по ходу придумывалось. Ничего намеренного… Ничего мы не хотели. Как говорил наш бывший гитарист, «извините, это я не случайно».
Антон: У нас в одной из песен есть фраза: "За употребление". Я не могу отделаться от мысли и хочу сделать плакат, может быть это оформление альбома - изобразить земной шар и лейбл написать: "ЗАО Потребление". Собственно говоря, именно наша планета…

Редакция: - Хорошее название для следующего альбома.
Саша: Он хотел так альбом назвать, но в этом альбоме у нас только одна песня такая жесткая: "кто-то сверху сбросит счет за употребление", а в остальном... Все правильно, стечение обстоятельств. У нас очень много обстоятельств стеклось: тот же бас-гитарист, который за пять дней до презентации ломает руку. Когда я об этом узнала, у меня руки опустились. Я думаю: ну, все. У нас уже афиши расклеены, у нас уже все продумано, договорились с клубом, все приглашения разосланы... И на самом деле, конечно, руки опускаются в такие моменты. А потом понимаешь: это, значит, для чего-то надо. Мы звоним нашему бывшему бас-гитаристу Диме Сироткину, который говорит: да, ребят, помогу.
Антон: У нас ситуация такая сейчас: мы подождем Мишу, чего он скажет. Вообще сможет ли играть, потому что он серьезно повредил себе руку. В двух местах перелом левой руки рабочей.
Саша: Нам, конечно, с Мишкой совершенно не хотелось бы прощаться. И с Юрой не хотелось бы прощаться. Но вот обстоятельства текут, и куда они притекут - непонятно. Мише сейчас восстанавливаться месяца четыре. Месяц уже прошел, и месяца три ему еще точно осталось. Поэтому сейчас пока Димка нас выручает. Посмотрим, что будет дальше.
Антон: Мы сделали следующее: без особых репетиций подготовили все для того, чтобы начать записывать песни. Поискать форму какую-то. В этом отношении очень клево нам помог Сережа Терентьев, гитарист, который выполнил роль клавишника, благо живет в соседнем подъезде. Он достаточно добр для того, чтобы поучаствовать в этом всем. Я очень хочу его привлечь, пока он на перепутье. Может быть, сейчас получится найти что-то новое. Хочется нового, хочется - и есть у нас идеи. Хочется радикально электронное, совсем радикальное, я не очень сейчас люблю эту тенденцию, которая сейчас пошла, эти 80-е. Группы-то там были хорошие, звучит неплохо, но вот есть такое понятие, один раз слышал – "по п**де ладошкой". Эта музыка чего-то там ласкает, напоминает Alphaville, Modern Talking. Но почему-то в русской транскрипции это все напоминает группу Комбинация, Маленький принц и прочую хуйню.

Редакция: - Я тут была в Норвегии и наблюдала рекордное количество групп, которое обходится вообще без баса. Они играют все, вплоть до трэша. Самый удачный состав, который я слышала, называется Chili Vanilla. В нем барышня с отличным джазовым сопрано, просто шикарным, барышня на перкуссии и мужик на тубе, который исполняет на тубе партии не только баса, но и ритм-гитары.
Антон: Это очень сложно.

Редакция: - Это невероятно сложно. Когда он лажает, такой звук, будто слон присел на все четыре ноги. Но когда он играет ровно, а большую часть времени он играет ровно, с ним все очень хорошо. Я надеюсь их привезти на одну из тусовок "Звуки РУлят".
Антон: Я от себя скажу - я позволил на этой пластинке эксперимент. Все равно мы - рабы стереотипов и устойчивых связей, b понятно, что если в группе есть барабаны, то должен быть и бас. И в песне «Она мне нравится» я просто усилием воли заставил себя сделать так, чтобы баса там не было. Никто этого не замечает. Я понял, что это, в принципе, возможно.

Редакция: - Чего нам ждать 1-го числа?
Саша: Я очень готовлюсь. Мне кажется, что это будет хороший концерт. Почему-то у меня очень хорошее чувство на этот счет. У нас, поскольку мы очень любим играть, каждый концерт - другой. Удивительно. Было множество людей, который относятся к этому как каторге. Но мы с таким удовольствием это все делаем! У нас все концерты получаются разные. С привлечением разных предметов, с какими-то импровизациями... Учитывая, что будет Дмитрий Сироткин на басу, неизвестно, чем закончится это выступление. По поводу песен - я точно знаю, что мы обязательно сыграем песню «Гоголь жжот», потому что он родился первого апреля, и спеть надо будет обязательно. Наши поклонники очень любят эту песню.
Антон: Саша дала обещание поклонникам для презентации на заданные темы сочинить какие-то стихи, она их все-таки сделает!

Редакция: - А можно я побуду немножко поклонником? Сочините что-нибудь про Звуки.ру!
Саша: Хорошо! Обещаю. Действительно, я к презентации обещала подготовить не стихи, а стишки. Это не пафосные стихи.
Антон: Я хочу рассказать на тему стихов одну смешную историю. Саша пишет много и постоянно, тренирует свой мозг написанием текстов под разные песни, известные и не очень. И вот на папин юбилей Саша написала текст – поздравление папе – под песню "Yesterday". Мы сыграли: я взял гитару, Саша спела.
Саша: Перед исполнением песни я пошутила: «Стихи прекрасные, а мелодия пока подхрамывает, но не обращайте внимания». А после всего этого подошла ко мне женщина и похвалила: «Ты знаешь, не подхрамывает мелодия, очень красивая, исполняйте ее». У меня упала челюсть, когда родителям сказали: какая у вас новая песня хорошая! У папы тоже упала челюсть.

Редакция: - Что-то, мне кажется, хреново вы спели эту песню!
Саша: Я-то как обычно спела, это Антон! Антон аккомпанировал. Может быть, он что-то там налажал? Я не слышала. Шутка не прошла. В общем, в этот раз тоже будет весело!


Муха
China Town
1 апреля, начало в 21.00


Обзоры

Уникальные свойства музыки Уникальные свойства музыки
Все мы не один раз слышали о том, что читать книги и слушать музыку - невероятно полезно. Разобраться, так это или нет, помогают...
Destroyer. Kaputt Destroyer. Kaputt
Merge Нежный созерцательный олдскул Чрезвычайно душещипательный альбом в духе песен "China Girl" и "...
Ниже радара: Troumaca Ниже радара: Troumaca
TroumacaКто: Сэм Бэйлис (Sam Baylis, вокал), Джеффри Фолкс (Geoffrey Foulkes, гитара), Томас Грегори (Thomas Gregory, гитара),...
Клуб А2 снова принимает гостей Клуб А2 снова принимает гостей
Известный ночной клуб А2 этой осенью стал одним из главных событий и новостей в жизни музыкального формата в Питере.
Пацану нормально жить не запретишь Пацану нормально жить не запретишь
В заглавном треке альбома белорус Макс Корж, который буквально за два года преодолел путь из полной безвестности к негласному...
Понаехали тут! Столичное лето, часть первая: The Chemical Brothers Понаехали тут! Столичное лето, часть первая: The Chemical Brothers
Нынешнее лето в Москве выдалось как никогда насыщенно-концертное. Такой концентрации заезжих музыкантов в короткий промежуток...

Персоны

«Quest Pistols» «Quest Pistols»
"Quest Pistols" разоблачили Билана Эпатажная украинская agressive-pop группа «Quest Pistols», известная слушателям Европы...
Вежливый отказ Вежливый отказ
Рок, блюз, авангард, этнос, джаз – все эти стили переплетаются между собой, подвластные какой-то внутренней неведомой логике,...
История развития диджеинга История развития диджеинга
Увлекательная история ди-джеинга начинается ещё с незапамятных времён, когда первобытные люди стучали палками по камням и по...
Interview: BlueMarine Interview: BlueMarine
Марина Торяник, она же BlueMarine, стала известна массовому слушателю благодаря вокальной партии на треке "Welcome To St....