Анонсы

«Ундервуд» рассказали о неприятном случае с Аллой Пугачевой «Ундервуд» рассказали о неприятном случае с Аллой Пугачевой
«Кирилл и Мефодий придумали букварь, а пь ...
Том Йорк в костюме Daft Punk стал ди-джеем на вечеринке Maroon 5 Том Йорк в костюме Daft Punk стал ди-джеем на вечеринке Maroon 5
Том Йорк сыграл диджейский сет на го ...
Аврил Лавин собирается замуж за Чэда Крегера Аврил Лавин собирается замуж за Чэда Крегера
Аврил Лавин обручилась с фронтменом Nickelback Чэдом Кр ...
Antimatter подарили москвичам жемчужины своего творчества Antimatter подарили москвичам жемчужины своего творчества
Наступила весна! Наконец-то растаял почти в ...

Мир по Autechre. Часть вторая: Autechre против всех

Дано:

  • Autechre «Exai» — цифровая версия (релиз 8-го февраля) и CD-версия (релиз 4-го марта);
  • 17 альбомов различных исполнителей, вышедшие в период между двумя релизами «Exai».

Задача:
  • структурирование общей картины через проекционный анализ ее отдельных элементов.
Ход выполнения:1. «Fleure» vs. «Holy fire»

Autechre:

вступительный трек сразу дает понять, что кардинальных перемен со звуком не произошло; взбалмошный выплеск лязгов, бульканий и стуков по-прежнему оформлен в одной тональности и вызывает ассоциации с извержением вулкана — разумеется, восьмибитного — тут вам и брызги лавы, и разлетающиеся осколки породы, и клубы пара. Плюсом является неприкрытая цикличность ритмических элементов — любой вулканолог скажет вам, что периодичность вулканической активности суть отражение общих законов природы.

Foals:

после столкновения со стихией возвращение к простым и близким сердцу аккордам и созвучиям, отражающим и пробуждающим вполне себе житейские эмоции и чувства, кажется едва ли не воскрешением из мертвых; спокойное начало, поступательное развитие мелодической линии уже в инструментальной прелюдии настраивает на восприятие истории о жизни в десяти главах, от самого первого вдоха до мирной смерти под луной, если угодно. И поначалу ожидания сбываются: экспрессивная энергетика сменяется романтическим задором, потом лирической меланхолией и устаканенной хандрой. Жизнь во всем ее многообразии. Но когда устаканенная хандра сменяется такой же хандрой, еще не достигнув середины, а потом и вовсе становится постоянным состоянием, возникает вопрос: насколько интересно будет дальше слушать эту «историю», и мысли о возврате к иным измерениям приходят все чаще.

2. «irlite (get 0)» vs. «M B V»

Autechre:

и вот оно, новое измерение — взгляд в глубь не то химической, не то космогонической реакции, длиной в десять минут (а то и световых лет). Про этот опыт можно было бы даже сказать «в лучших традициях», но лучшие традиции на то и лучшие, чтобы оставаться единственными в своем роде. Всякая осуществленная реакция — есть воплощенная формула, в данном случае — звуковая, и порядок вступления реагентов, взаимодействие их друг с другом, с катализаторами и ингибиторами — лишь маленькие шажки на пути формирования нового вещества, возможно не имеющего себе аналогов.

My Bloody Valentine:

появление «нового вещества» от Кевина Шилдса многие ждали целых двадцать лет — но еще больше было тех, кто практически перестал верить в то, что когда-либо дождется такого события. Поэтому в известном смысле появление в первых числах февраля третьей полномасштабной студийной записи зачинателей шугейзинга стало и для тех, и для других самым супрематичным событием года (как минимум). Раз уж речь зашла о реакциях, то внедрение новой пластинки в умы и уши фанатов вряд ли пройдет в нештатном режиме — и гораздо интересней было бы взглянуть на обратную реакцию людей, не подготовленных к обращению с подобными материалами. Пресловутая стена гитарного звука выстраивается вокруг слушателя с первых секунд, и постепенно вытесняет все свободное пространство между ними, препятствующее непосредственному контакту. Звук будто становится физически ощутим, он проникает в сознание и разъедает его не хуже серной кислоты, так что реакция достигает своей кульминации. Определение «dream-pop», которое порой можно встретить в облачках тегов, связанных с My Bloody Valentine, начинает казаться издевательством, хотя понятно, почему его дают: убавив резкость и приглушив нойз, мы получим натуральное звучание 99% dream-pop коллективов наших дней. Именно к ним побегут неподготовленные слушатели, в чьем сознании реакция «m b v» не дала положительных результатов.

3. «prac-f» vs. «Infinity Coast»

Autechre:

осторожный бит, на котором, по сути, держится вся ритмическая основа, напоминает стук молотка по глыбе камня — так скульптор может пытаться нащупать скрытую под оболочкой уже готовую совершенную форму нового шедевра и отсечь все лишнее для того, чтобы увидеть его смог бы не только он один. В случае с Autechre лишним в итоге оказывается практически все, и подступы к каменной глыбе с молоточком в руках превращаются в магический танец вокруг нее — сам по себе, видимо, являющийся самодостаточным произведением в глазах его авторов.

21 hertz:

еще один привет из прошлого, и тоже примерно такого же свойства, что и «m b v». Выпущенный уже даже не на второй волне популярности трип-хопа, дебютный альбом «Ocean of Time» от 2005 года стал тем самым образцом стиля, от которого давным-давно отошли основоположники, и которого никак не могли сотворить многочисленные эпигоны. И вот, всего-то восемь лет спустя таинственным образом появляется второй альбом, то ли собравший в себе неизданные материалы с синглов, би-сайдов и ауттейков, то ли действительно абсолютно новый в плане свежести представленного материала. Определить это практически невозможно, поскольку сходство двух пластинок прям-таки генетического свойства. Что скорее хорошо, нежели плохо — 21 hertz отсекают все лишнее ради чистоты стиля, и чистота эта столь же незапятнана, как и дискография группы на discogs. Из той немногой информации, которую можно почернуть оттуда, всякий любопытствующий узнает, что группа шведского происхождения, но и этот аспект не разрушит впечатление от причащения самым настоящим «бристольским саундом».

4. «jatevee C» vs. «Lesser Evil»

Autechre:

стенограмма сна — из того разряда, что проносятся перед глазами, стоит только открыть их, еще лежа на кровати. Все как обычно: некая логика (мелодия) улавливается, то и дело перебиваемая сбоями, искажениями и провалами (глитчами), но отдельные образы (фрагменты трека) довлеют над общей картиной (самим треком) — их яркость и вменяемость оттеняют несобранность всего полотна, и искать ответ на вопрос — что же это был за сон?! — совсем не хочется, лучше уж встать и пойти на работу.

Doldrums:

всякий музыкант, у которого студия находится в собственном доме, причем чаще всего в спальне, сочиняет, записывает и рассказывает — себе в первую очередь, но и своим потенциальным слушателям тоже, — истории о снах, которые ему снились и снятся. У всех бывают повторяющиеся сны, частые мотивы и узнаваемые образы, такие понятные — до тех пор, пока они живут в сознании. Но при их воплощении с помощью универсальных средств человеческого восприятия они размываются, рассыпаются или попросту сбивают с толку. «Lesser evil» — это десять снов Эрика Вудхеда, пересказанных при помощи его собственных лэптопа и голоса. И, как можно догадаться, путешествие по срезу его подсознания захватывает самые различные области, и сталкивает слушателя не только (и не столько) с живущими в них ангелами, но и одолевающими его демонами. Борьба с музыкальными воплощениями последних — задача неблагодарная, и потому «Меньшим Злом» кажется сон Autechre — от одного дурного сна гораздо легче убежать.

5. «T ess xi» vs. «Homosapien»

Autechre:

к пятому треку в душу закрадывается сомнение, что вновь обретенная структурность — это именно то, чего не хватало музыке Роба Брауна и Шона Бута последние долгие годы. Семиминутное следование по тоненькой тропинке минималистичной перкуссии, обставленной не менее минималистичными фоновыми декорациями, наталкивает на мысль о бедности идейного запаса музыкантов. Мысль с одной стороны хочется тут же прогнать, ведь впереди еще более полутора часов неотслушанной музыки, среди которой, возможно, и скрываются главные сокровища альбома; но с другой стороны именно этот нюанс пугает больше всего — а что, если ВСЕ полтора часа будут именно такими?! Проецируясь на первую треть февральского плейлиста, скудность «T ess xi» лишь подчеркивает отсутствие какого бы то ни было разнообразия среди отслушанных альбомов вообще и едва ли не в каждом из них в частности (что легко прощается 21 hertz и, возможно, пошло бы на пользу Doldrums). И вот тогда наступает очередь

PVT,

группы переменного австралийско-британского базирования и двойственного юридически-стилистического существования. Начинавшие как Pivot, и специализируясь на пост-мат/мат-пост роке, они издали свой второй альбом на Warp-records, и пожалуй, именно этот лейбл «разумных» британцев послужил им переходной ступенью в новое творческое пространство после того, как в американский суд поступил иск от одноименной группы, ущемленной использованием столь уникального названия кем-то еще. Австралийский Pivot преобразовался в PVT, и первый альбом в новом для них историческом периоде также вышел на Warp-records. Только произошедшие изменения оказались гораздо интересней, нежели просто дань закону США. Вышедший в 2010-м«Church with no magic» оказался буквально альбомом новой группы — зрелой, смелой и нтересной. Высказывания участников группы о поиске особого отличного от прежнего саунда — а это обязательный элемент интервью с каждым уважающим себя музыкантом — подтвердились на все 100%. Новый саунд оказался легким, сочным, насыщенным, органичным в плане слияния электроники и живых инструментов и самое главное — цепляющим и энергичным. Зачем тратить так много слов на рассказ про альбом 2010-го года? Да затем, что про «Homosapien» можно сказать то же самое — и возвести в степень по собственному усмотрению.

6. «vekoS» vs. «The New Life»

Autechre:

после прелестей «Homosapien» возвращение к новому альбому Autechre становится тоже своего рода обещанием — самому себе, разумеется. Роб Браун и Шон Бут не из тех, кто бежит интервью, но все их объяснения, технические отступления и рассуждения так же далеки от подлинного восприятия их музыки, как краски Да Винчи от человека, созерцающего Мону Лизу. Поэтому если не сказать себе на первых нотах «vekoS» «что-то кроется за этими двумя часами музыки, и я узнаю — что», велика вероятность расставания с «Exai» в традициях Андрея Горохова — не дослушав до конца. Конечно, обещание не гарантирует, что где-нибудь на последней минуте семнадцатого трека истомившийся слушатель наконец услышит выстраданное музыкальное откровение. Чего нет, того не смогут вообразить даже самые преданные фанаты. Кстати, по поводу вероятности: ранее уже говорилось об одной из версий происхождения последних записей Autechre — якобы создает их программа, действующая по принципу теории вероятностей, производящая и микширующая случайные звуки и совершающая с образовавшимися созвучиями операции. «vekoS» — подлинный результат работы такой программы. Логические категории машины невозможно понять человеку, и обратное утверждение тоже верно. Ни один из ходов за семь минут звучания не доводится до конца, и простым непониманием слушателю тут не обойтись — каждые тридцать секунд его ожидания на развитие музыкального произведения в соответствии с мыслимыми (и немыслимыми) канонами, на кульминацию мелодики и сведение многочисленных обрывочных фрагментов воедино не только не сбываются, но и самым что ни на есть беззастенчивым образом игнорируются. Накапливаясь на протяжении всего трека, к его концу они собираются вместе этакой стайкой неосуществившихся вероятностей.

Girls Names:

что было бы, если эти вероятности стали бы все же частью музыкального произведения? Наверное, тогда бы речь уже не шла об Autechre. Перекрестные пространства существования таких порой реализующихся возможностей заставляют критиков, в том числе музыкальных, описывать такого рода события в сослагательно-сравнительном ключе, как бы подчеркивая его исключительность. Другое дело, что эта манера применяется не только по делу, но и без дела. Переходя от «vekoS» к новому альбому lo-fi рокеров Girl names, избавиться от крутящихся в голове вероятностей практически невозможно, и неудивительно, что возникает резонное желание обратить их на музыку, которую можно было бы охарактеризовать гораздо проще. Итак, альбом «The New Life» с точки зрения теории вероятностей — это как если бы:
— Джон Маус играл в группе Кино;
— Брайан Ино продюсировал The Drums;
— Dum Dum Girls запели мужскими голосами;
— пост-панк преподавали в старшей школе;
— для чилвейва достаточно было играть на гитаре и ударных;
— легкость и радость бытия заслоняли глаза на то, что в каждой песне по три аккорда и так далее.

7. «Flep» vs. «Clash The Truth»

Autechre:

посекундно совпадающая продолжительность и абсолютно идентичное начало наталкивают на мысль, что в треклист «Exai» попала едва ли не точная копия «vekoS», что позволяет нисколько не стесняясь включить ускоренную перемотку и прослушать то же самое — но в два раза короче и динамичней.

Beach Fossils:

здесь не потребуется и перемотки: все и так в два раза короче и в два раза быстрее. И ведь не скажешь, что романтичный, местами — беззаботный и легкий, местами — задумчивый, но не чрезмерно настрой от этого сильно страдает. Правда, Джоном Маусом и Брайаном Ино тут не пахнет даже в сослагательном наклонении.

8. «tuinorizn» vs. «Push The Sky Away»

Autechre:

самая короткая композиция на альбоме при всей своей минималистичности не чета предыдущим по выразительности. Пожалуй, именно на этом рубеже (конец первого диска) впервые ощущается подлинное мастерство дуэта в плане синтезирования звуков, подобных которым нет в природе, но которые каким-то магическим образом вызывают у слушателя заложенные именно природой чувства и эмоции. Минимализм уже не вызывает тоску и подозрения в бессодержательности, схема «минимум средств — максимум экспрессии» работает даже не смотря на вьедливо-скрипучие интонации, от коих никуда не деться.

Nick Cave & The Bad Seeds:

вообще формула «минимум средств — максимум экспрессии» — идеальная характеристика творчества этого вокально-инструментального ансамбля, даром что это — самый настоящий оркестр. В разные периоды, в зависимости от того, какая «спайка» стояла во главе коллектива — Кейв-Харви, Кейв-Баргельд, Кейв-Эллис — менялись стили, содержание песен, но неизменным оставалось одно: совершенство и выверенность аранжировок. Проникновенность «The Boatman’s call», бесшабашность «Abbatoir blues», исповедальность «Murder ballads» и прочие уникальные отличительные черты каждого из альбомов производили эффект исключительно потому, что любая песня — будь то нежная баллада или убойный гитарный боевик — звучали именно так, как должны были звучать. Одним инструментом больше, одним меньше, и эффект рассеялся бы как туман. Это, в свою очередь, объясняется более прозаично: Ник Кейв скорее хороший рассказчик, нежели певец, и выверенность мелодического обрамления призвана оттенить, акцентировать его истории, а вовсе не перекрыть их. И на пятнадцатом по счету альбоме Ника Кейва сотоварищи по определению не может быть плохой музыки — это вопрос техники. Но вот с историями на «Push The Sky Away» дело обстоит куда сложней. Поначалу кажется, что они стали... эклектичней, что ли. Нет, взаимосвязанней. Или, может, теперь они вовсе неразделимы? Причина не в текстах, не в мыслях, не в старости. Кейв в последние годы уделил немало внимание кинематографу — это общеизвестный факт, — и вот сегодня его будто пригласили в актерскую студию, рассказать о себе, ответить на вопросы. Он, конечно, приходит, садится на сцене, и все идет как обычно. За исключением того, что вместе со стариной Ником пришли Барри Адамсон, Уоррен Эллис и прочие «дурные семена» — и они обеспечивают музыкальное сопровождение каждому его слову, потихоньку играя где-то сбоку сцены. А на экран за его спиной все время встречи проецируется видео с тенью, скитающейся по ночному лесу. И когда наступает время для вопросов из зала, хочется уже умолять его сыграть что-нибудь инструментальное. И вместе с этой просьбой приходит понимание — проблема не в том, что истории Кейва стали неинтересны, наоборот, они достигли того уровня, когда каждая из них стоит целого альбома, а сведенные вместе, они не дают слушателю перевести дух и переварить услышанное. Только на «Push The Sky Away» нет инструментальных композиций, и...

9. «bladelores» vs. «The Marriage of True Minds»

Autechre:

осмыслять и переживать все девять новых рассказов Ника Кейва приходится под финальную композицию с первого диска «Exai», благо что она этому способствует лучше любой глубокой релаксации. Мерная, как метроном, отбивающий темп 70 ударов в минуту, и достаточно продолжительная, она проходит практически незаметно на фоне рефлексии, навеянной пластинкой Ника Кейва, и складывается парадоксальная ситуация — впервые в плейлисте происходит переход не от сложного к простому, а от простого к сложному, от безумного к еще более безумному. Американский IDM-ответ на апломб Autechre и всех «real brainy» ребят — восьмой звуковой эксперимент дуэта

Matmos:

В то время как господа Браун и Бут увлечены космогоническими моделированиями в области звука, их американских коллег Мартина Шмидта и Дрю Дэниэла интересуют процессы, сходные по природе и принципам протекания, но происходящие в голове человека, его сознании и восприятии. С одной стороны, сфера куда как более конкретная, нежели вселенная; с другой, вся конкретика — факты и аксиомы, связанные с работой мозга, — растворяется в море условностей, допущений и предположений. Так же и «конкретная музыка» сегодня лишь составной элемент современной электроники, знаменующий один из подходов к созданию звука. Изначально «musique concr?te» сводилась лишь к фиксации и преобразованию природных шумов, и родоначальники подобных опытов отказывались называть результаты своей работы музыкой. Микрофоны и фильтры были их основными инструментами, а источником вдохновения служило все окружающее пространство. Сегодня такой простой концепцией вряд ли возможно привлечь к себе должное внимание, и «конкретная музыка» сохраняет свою актуальность как метод извлечения звукового материала — из теоретических построений — для дальнейшей работы с этим материалом уже в более «традиционном» ключе. Кто-то записывает звуки из жизни свиньи, с момента ее рождения до употребления ее в пищу, кто-то ставит задачей создание звука при помощи предметов, которые вообще для этого не предназначены. Все последующие музыкальные процедуры лишь подгоняются под «концепцию»: вшивание какого-никакого ритмического каркаса, придание мало-мальских оттенков гармонии — для того, чтобы хотя бы критики могли послушать пару-тройку композиций для составления отзыва. Что же говорить о простых слушателях? Кому можно, например, можно порекомендовать «The Marriage of True Minds»? В первую очередь тем, кто пишет научную работу о сенсорной депривации и эффекте ганцфельда, и испытывает острую нехватку материала для практической части. У таких счастливчиков помимо списка использованной литературы появится еще и ссылка на прослушанный альбом группы Matmos, и оценка «отлично» им гарантирована.

10. «1 1 is» vs. «Somewhere Else»

Autechre:

после считывания чужих озвученных видений и фантазий разница между экспериментом и музыкой ощущается настолько явно, что под Autechre хочется буквально танцевать. «1 1 is» качает не хуже отбивки с хип-хоп баттла, и если бы существовала «intelligent hip-hop music», это была бы именно она.

Sally Shapiro:

логическое продолжение танцевальных настроений, без лишних и ложных примесей, но с легким налетом ностальгии. Стилистическая направленность определяется как italo-disco, что не может не вызвать ассоциации с резидентами лейбла «Italians do it better», стремительно набирающими популярность благодаря не единожды помянутому Pitchfork и Райану Гослингу. Но какую бы хорошую музыку ни делали Chromatics, Glass Candy и Desire, по части именно nu-disco после прослушивания «Somewhere else» однозначно хочется сказать: SWEDS DO IT BETTER.

11–12. «nodezsh» vs. «Galapagos» & «runrepik» vs. «Galapagos» & «Waiting For Something To Happen»

Autechre:

после более чем часового марафона по музыкальным пространствам «Exai» восприятие композиций со второго диска становится в разы легче и доступней — теперь уже не слушатель погружается в параллельную звуковую реальность, а она, в силу привыкания, просачивается в его повседневное окружение; так, например, под «nodezsh» вполне можно попивать чай и читать газеты, а «runrepik» подойдет для короткой утренней пробежки. Привыкание основывается на усвоении, и освоив первую половину альбома, нетрудно ловить музыкантов на повторах, обнаруживать уже знакомые ходы и повороты и предугадывать их примерно так же, как предугадывается чередование припевов и куплетов в поп-песнях. Самое досадное в этой ситуации то, что отсутствие каких бы то ни было новых открытий волей-неволей будет вызывать аллюзии с предыдущими треками: ощущение «я уже слышал нечто подобное» заставит перепроверять номера композиций и их названия — не включился ли случайно уже игравший ранее трек, и не звучит ли в данный момент ремикс на композицию с первой части?!

Post War Years & Veronica Falls:

разумеется, стремление охватить все музыкальные новинки за столь длительный для индустрии период неизбежно приведет к заходу на смежные территории, так что неудивительно, если одни пластинки будут отзываться эхом при прослушивании других. Выгодное отличие от Autechre заключается в том, что эхо, вызванное этими пластинками, окажется куда как благозвучнее. Два февральских сиквела от двух британских инди-групп напомнят все лучшее, что уже было в сводном плейлисте февральских альбомов: «Galapagos» вберет в себя математически просчитанную композицию альбома «Holy fire», помноженную на мелодическую яркость и живость «Homosapien», а «Waiting For Something To Happen» выгодно расположится между «The New Life» и «Clash The Truth», благодаря замечательному вокалу Роксаны Клиффорд практически убрав сослагательное наклонение из сравнения с Dum dum girls. Вот еще бы Autechre напомнили самих себя образца 1995 года...

13. «spl9» vs. «Krieg Und Frieden»

Autechre:

вот уж чего точно не занимать каждому альбому британских электронщиков, так это эффектной образности их музыки — и одиннадцатого лонгплея это тоже касается. Выстраивать ассоциативные цепочки можно от любой композиции, и в отличие от технического воплощения, метафизические порождения никогда не повторяются. «spl9» — это саундтрек электрического тока, бегущего по высоковольтным проводам, один из которых неожиданно обрывается и начинает хлестать по слуховым нервам, сообщая череду коротких, но весьма и весьма энергичных импульсов оказавшемуся в пределах досягаемости слушателю.

Apparat:

«Krieg Und Frieden» — тоже саундтрек, как явствует из названия, но от чего отталкиваться при оценке этого произведения — от названия или от самой музыки — не совсем ясно, поскольку любая из десяти композиций вызовет не меньше ассоциаций, нежели весь «Exai» вместе взятый, только вот тему «Krieg Und Frieden», собственно, эти ассоциации не раскроют. Что скорее хорошо — выше вероятность, что они смогут существовать отдельно, а не только в контексте театральной постановке «Войны и мира». От основной творческой направленности Саши Ринга, a.k.a. Apparat, в саундтреке примерно столько же, сколько и от Льва Николаевича, поэтому техно-фанам, возможно, стоит держаться от него подальше — лежащий на земле провод тоже может ударить током.

14. «cloudline» vs. «Welcome Oblivion»

Autechre:

приставка «пост» в названии любого стиля или направления — верный признак того, что апологетам нового этапа развития в искусстве, музыкальном ли, изобразительном, стали тесны рамки, в которых ранее творили их предшественники, ну, или они сами. Однако пространство за пределами этих границ/рамок еще слишком неопределенно для того, чтобы их перешагивать, и в результате получается не что иное, как топтание на пограничных рубежах и постепенное их стирание вообще. «Post-IDM» — это скорее допущение, нежели серьезное определение новой формы существования «Intelligent dance music», однако «cloudline» хочется обозначить так. Во время прослушивания четырнадцатого трека мысль о том, что можно уже подводить итоги, крепнет с каждой минутой — и к десятой минуте оформляется в виде первого итогового вывода. Золотоносная IDM-жила, разработанная Autechre, истощилась. Последние десять лет музыканты старательно пытались раздвинуть границы дозволенного, но в результате стали заложниками своих же собственных амбиций. Даже сайд-проект Gescom с теми же самыми участниками являет собой точную копию Autechre, только без таких козырей как «Tri repetae» в запасе. Это означает, что размениваться ни на какие другие стили Роб Браун и Шон Бут не собираются, возвращаться к техно не намерены, и предложить ничего нового на данный момент не могут. Отсюда и вердикт: «Exai» — это попытка шагнуть в никуда, закончившаяся повисшей в воздухе ногой и осторожным взглядом назад, через плечо — благо, что рефлексия помогает пережить недостаток новых открытий.

Nine Inch Nails / Trent Reznor / How To Destoy Angels:

новые открытия Трента Резнора известны всему миру благодаря Аттикусу Россу, «Оскару», жене Мэрикуин и его собственной уникальной способности не зацикливаться на возделанной стилистической нише. Тем, кому NIN был близок по духу, но тяжеловат и резок по звучанию два саундтрека к фильмам Дэвида Финчера пролились бальзамом на уши; тех, кому для полноценного катарсиса на этих эпических работах не хватило вокального материала (хотя одной лишь вариация на тему «Immigrant song» с участием Карен О пропитывала собой все три диска с инструментальными зарисовками к «Девушке с татуировкой дракона»), г-н Резнор познакомил со своей женой и ее замечательным голосом. И хотя для большинства слушателей три вышеперечисленные ипостаси Трента существуют совершенно обособленно, сам факт их существования не может не радовать. Обособленность объясняется тем, что ни один фанат NIN не обрадуется семейной (да и любой другой, впрочем) инкарнации музыканта. Для него How to destoy angels будет ничем иным, как сплошным «пост»: пост-трип-хоп, пост-синти-поп, и, конечно, пост-индастриал.

15-16. «deco Loc» & «recks on» vs. «No World» & «Anxiety»

Autechre:

заключительные треки позволяют выявить еще одну характерную особенность одиннадцатого альбома Autechre — на сей раз психологического свойства. Добрая половина композиций будто бы обращены внутрь самих себя, в попытке найти нечто разумное — возможно, даже человеческое — в изначально механистичных замкнутых системах, вырабатывающих коэффициент полезного действия лишь для поддержания собственной функциональности. Таков «deco Loc», стимпанковский опыт по скрещиванию живого/не живого с целью последующего поиска души внутри жуткого гибрида. Наоборот, «recks on», и подобные ему экзерсисы, внешне замаскированные под своего рода хиты (по меркам Autechre, разумеется), являют собой энергетические тела, пронизывающие внешнюю среду своими сенсорными щупиками, этакими протуберанцами, скрепляющими и подчиняющими себе вещества и материи без лишней траты времени на познание их природы. Это — главная особенность «Exai», и диагноз поздних Autechre одновременно: половина музыкального контента, зацикленная на себе, интересна настолько, насколько невозможна ее интерпретация извне, а интерес к другой половине, воплощенному в звуке мессиджу окружающему миру, прямо пропорционален скудности и неоправданности использованных при их создании методов.

Inc. & Autre Ne Veut:

а это, в свою очередь, еще две иллюстрации интровертности и экстравертности в февральском плейлисте, только на сей раз куда как более удачные/уместные/оправданные/органичные — и т.д., до бесконечности. Замешаны они, кстати, тоже на вполне себе однородном материале, в основе обоих альбомов лежит r’n’b. Но это не пост-r’n’b, не инди-r’n’b, а как раз тот самый r’n’b, который позволяет раздвинув границы, существовать в пределах жанра, не ассоциируясь с его привычным инструментарием. Интровертность «No World» — это монологи музыкантов, в которых они пытаются объяснить самим себе свои мысли и чувства, и прислушиваться к ним так,будто стал случайным свидетелем этих лиричных размышлений вдвойне приятней, чем если бы они были призваны привлечь и удержать слушательское внимание. Последнее было бы столь же неуместно, как штурм баррикад под песни The xx. А вот «Anxiety» просто взывает к эмоциям слушателя, и более громкая, бравурная подача материала нисколько не расходует авторскую субъективную лирическую энергетику песен, а наоборот, преобразует ее в объективную энергетику слушателя.

17. «YJY UX» vs. «AMOK»

Autechre + Thom Yorke:

финальная композиция звучит печальным подтверждением всех появившихся в ходе прослушивания «Exai» гипотез, однако ее соседство с главным альбомом февраля заставляет выдвинуть еще одну, полукурьезную-полуобнадеживающую: с учетом того, что Роб Браун и Шон Бут не предложили ни нового пути развития IDM, и не вернулись к старым, зарекомендовавшим себя методам — а Том Йорк с годами демонстрирует все больший интерес к электронной музыке, скоро ли появится результат коллаборации сиих досточтимых британцев? Уж с тем, что такой союз действительно был бы достоин определения «супергруппа» вряд ли кто-либо стал спорить.

Кстати, вскоре после выхода «Exai» на CD, появилось и его японское издание, дополненное, как это обычно бывает, бонусным — восемнадцатым — треком. Японский релиз подтверждает, что, в отличие от сферы искусства, в маркетинговой среде Autechre совсем не чураются следовать законам и правилам коммерции. Что ж, нам это только на руку — если к концу года Роб Браун и Шон Бут выпустят дополненную и расширенную версию «Exai», дисках этак на пяти, проблемы с отбором лучшего альбома 2013 определенно не возникнет.


Обзоры

Ниже радара: Vinnie Who Ниже радара: Vinnie Who
Vinnie WhoКто: Нильс Багге Хансен (Niels Bagge Hansen, вокал), Мартин Сандберг Кергор (Martin Sandberg Kærgaard, бас,...
Toro Y Moi: 16 тонн чил-аута Toro Y Moi: 16 тонн чил-аута
Учитывая тот факт, что Toro Y Moi числится среди зачинателей такого стиля как чиллвейв, ожидаешь появления на сцене парня...
Radiohead в Берлине: «Мы происшествия, ждущие своего часа» Radiohead в Берлине: «Мы происшествия, ждущие своего часа»
В конце сентября 2012 года Radiohead дали два концерта на арене «Kindl-B?hne» в Берлине. «Trill» подготовил эксклюзивный...
Концерт Элтона Джона и группы Queen в Киеве Концерт Элтона Джона и группы Queen в Киеве
30 июня в Киеве состоялся благотворительный концерт, в котором участвовали легендарные знаменитости Элтон Джон и группа Queen...
Levon Vincent — Fabric 63 Levon Vincent — Fabric 63
В этой работе приятно абсолютно все...
«Би-2» выпустит следующий номерной альбом с пингвинами «Би-2» выпустит следующий номерной альбом с пингвинами
Группа «Би-2» записала с Пражским симфоническим оркестром альбом, который появится в релизе 20 ноября 2013 года.

Персоны

"Когда вообще всё это безобразие закончится?" "Когда вообще всё это безобразие закончится?"
В преддверии большого московского концерта в Arena Moscow, мы встретились с Андреем Лысиковым, более известном публике под...
«Я всегда покупала пиратские альбомы — в Ужгороде других и не было» «Я всегда покупала пиратские альбомы — в Ужгороде других и не было»
Ставшая благодаря хитам «Прованс» и «На большом воздушном шаре» большой звездой певица Ёлка выпускает альбом «Точки расставлены»...
PSY устал от своего хита "Gangnam Style" PSY устал от своего хита "Gangnam Style"
Суперпопулярный певец PSY заявил, что сильно устал от своего хита «Gangnam Style». Когда артист был неизвестен, он был рад...
"Юбилеев впереди много!" "Юбилеев впереди много!"
Easy Dizzy - группа для российской рок-сцены уникальная. Это - единственная отечественная официальная трибьют-группа AC/DC,...