Анонсы

Этой песне не будет конца Этой песне не будет конца
"Там Гребенщиков стоит у входа!" - мимо меня со скоростью курьерского поезд ...
Слэш привез в Москву группу мечты Слэш привез в Москву группу мечты
В минувшие выходные Россия вновь принимала бывшего гитариста Guns’N ...
Нам не страшны оковы и решетки Нам не страшны оковы и решетки
22 сентября в Москве пройдет благотворительный концерт "РокУзник" в по ...
Modeselektor - Weapons Of Choice Modeselektor - Weapons Of Choice
31 августа - релиз нового альбома электронного дуэта
Наадежда на завтра Наадежда на завтра
Среди публики пока проект Наадя принято понимать примерно как "то же, что и Moremo ...

Новый альбом Hooverphonic как эпитафия трип-хопу

История Hooverphonic для российского слушателя чаще всего начиналась с вопроса — чего бы послушать такого, чтобы было похоже на Portishead? Бристольский эффект в начале нулевых был одной из самых мощных движущих сил в меломанских сферах, и его влияние оказывалось пропорционально количеству заветных пластинок основоположников жанра в руках новобращенного адепта трип-хопа. Чем меньше — тем больше хотелось услышать еще. А ведь их, впрочем, и было-то всего ничего — по пальцам пересчитать. Так что когда магическое слово «трип-хоп» становилось синонимом просвещенности рассказывавшего о своей коллекции дисков счастливчика, и гордость переполняла его, когда он говорил, что у него есть оба альбома Portishead, тогда уже можно было не сомневаться, что механизм запущен, и вопрос — где бы найти чего-нибудь наподобие?! — не дает ему покоя.

Нет, путь, которым суждено было следовать большинству бежавших за бристольские горизонты, не вел к горизонту бельгийскому. Он вел в неизвестность, и открытия на этом лишь частично проложенном пути кто-то совершал самостоятельно и спонтанно (от чего каждое из них становилось вселенским праздником), а кто-то благодаря немногим проводникам — если ему везло, и он мог заручиться их поддержкой (это, конечно, журналы «ПТЮЧ», «ОМ», «Ровесник», грымовский «Fакел»). Последний, кстати, обозначал свою аудиторию как «тех, кому больше всех надо». Это и есть идеальное определение для отечественных искателей трип-хопа рубежа веков — больше них надо было, пожалуй, только приверженцам гранжа в девяностых.

Hooverphonic мог стать одним из таких открытий на разных этапах этого долгого пути (кому-то трудно будет поверить, но в следующем году дебюту Portishead стукнет 20), и вне зависимости от того, помнил ли еще музыкальный исследователь о том, с чего и ради чего началось это его странствие, или двигался уже на холостых оборотах сформировавшегося вкуса, у него не могло возникнуть даже мысли о том, что открытие этой новой для него группы окажется чем-то большим, нежели просто пополнением коллекции, и что однажды именно бельгийцам будет суждено ознаменовать конец не только движению по пути развития стиля «трип-хоп», но и конец самого стиля «трип-хоп». Не потому, что участники группы вознамерились разрушить или уничтожить это одно из самых влиятельных явлений последнего времени в музыкальном мире. Вряд ли такая задача вообще кому-то была бы под силу. Hooverphonic — одна из немногих (если не единственная) влившихся в поток групп, которая четко следовала всем тенденциям стиля, став таким образом его квинтэссенцией. Пока трип-хоп владел умами, Hooverphonic делали канонический трип-хоп. Когда трип-хопу необходимо было развитие, Hooverphonic позволяли себе свободно варьировать в границах жанра, временами варьируя и самими границами. Когда трип-хоп окончательно превратился в имитацию самого себя, этакий музыкальный фильтр, сквозь который необходимо пропустить обычную музыку, чтобы она стала звучать «стильно», Hooverphonic стали единственной группой, которая поступила честно, перестав поддерживать видимость жизни в идее, которая с самого начала была обречена на недолговечность.

Hooverphonic впитали в себя все, свойственное трип-хопу, и кому как не российскому слушателю, это было видно невооруженным глазом. На Западе, возможно, название бельгийской группы всплывало в первой волне тех, кто следовал за Portishead, и, соответственно, тех, кто должен был удовлетворять потребности желающих «наподобие». Бельгийцы обретали своих слушателей в меломанской среде — и статус «эпигонов» в среде критической. О них вспоминали только тогда, когда выходил новый альбом Большой Тройки (Portishead, Massive Attack, Tricky), чтобы в сравнении показать масштаб творений последних. У нас все было иначе.

Hooverphonic не попали в «первую волну». Собственно, «первой волной» и стали былые бристольские соратники — открыв одно имя, нельзя было избежать открытия второго, а затем — третьего. Порядок мог меняться: сначала Massive Attack, потом, например, Portishead. Кто-то вообще начинал с Tricky. Но такого, чтобы кто-нибудь вклинивался между ними просто не могло быть. Это были три взаимосвязанных понятия, исторически так сложилось. Три разных подхода к созданию музыки на одной основе, взаимодополнивших друг друга и слившихся воедино. Только это и позволило трип-хопу подняться на уровень «нового веяния», а не склониться в turntablism. Примерно сходная техника «производства» музыки, зацикленная на смешении сэмплов, большой роли винила как инструмента для черпания вдохновения и специфической техники игры одновременно, на возведенных в степень педантичности и перфекционизме в отношении каждого звука отличалась лишь происхождением тех субкультур, которые бристольцы привносили в это единое для всех них пространство, ритмически и эмоционально организованное плотным, вязким медитативно-трансовым битом и насыщенным басом.

Хип-хоп, соул и тяга к синаматографическим оркестровым аранжировкам нуар-фильмов — вот три грани бристольского стиля, без них он не смог бы сформироваться в отдельное направление, и именно из этих составляющих синтезировалось особое настроение, «атмосфера», попытка повторить (или услышать) которое и привела к возникновению «первой волны». Для российского слушателя она открыла Mandalay (что неудивительно, поскольку их альбом «Empathy» продавался у нас как «Pearl» — якобы новое долгожданное творение Portishead), Sneaker Pimps, Everything But The Girl (на последнем этапе их творчества), Lamb и Laika. Слияние даба, регги, брейкбита обеспечивало такой же моментальный отрыв от земли, как и у бристольцев, а характерный (преимущественно женский) вокал служил проводником в тех сферах, куда уносило блаженствующего слушателя. Такой эффект производили первые два альбома Hooverphonic — «A New Stereophonic Sound Spectacular» (1996) и «Blue Wonder Power Milk» (1998), познакомившись с которыми любой мог воскресить ту незабываемую неподдельную чистоту стиля, что несла с собой «первая волна». Ко второму альбому бельгийская группа нашла вокалистку, чьему голосу суждено было стать каноническим — Гейке Арнарт, сменившую Лисье Садониус.

Следующие «волны» последователей несли неизбежные изменения, как в плане настроения, так и в плане звучания. Не теряя ориентации на интровертную меланхолию, новые исполнители трип-хопа стали искать выход экспрессии посредством более быстрых ритмов, саунде, граничащим с синти-попом, и не столь уж депрессивно-суицидальной лирики. Halou, Goldfrapp, Smoke City, Alpha, 8mm, Moloko и Sunday Munich расширили спектр эмоциональных эпитетов, которыми можно было характеризовать трип-хоп и привнесли в него гораздо большую танцевальную составляющую. «Вторая волна» дала повод говорить о том, что стиль подвергся влиянию поп-музыки. Далее последовало совсем уж логичное отступление от «винила» и сэмплов в сторону живого звука — по сути, попытка передать закрепившееся за стилем настроение другими средствами. Не привнести в трип-хоп джазовые и рок-элементы означало подписать себе приговор. В противном случае никто не обратил бы на «третью волну» никакого внимания. Zero 7, Morcheeba, Telepopmusik, DJ Cam, Red Snapper, Death In Vegas сначала изумляли слушателя своей музыкой, а затем заставляли морщить лоб в попытке понять — что они играют. Границы стилей становились все более размытыми, все меньше человек искали то, что можно обозначить одним словом — и то, что одним из этих слов было слово «трип-хоп» становилось совершенно неважно. «Третья волна» окончательно лишила стиль элитарности, нишевости и негласного доминирования в сфере электронной музыки. Точнее — из конкретного стиля с конкретными признаками трип-хоп превратился в понятие, которым можно было описать практически что угодно, где могли слышаться хотя бы отголоски прежнего трип-хопа. Стоит ли говорить, что на самом верху этих волн оказывались последовательно «Hooverphonic Presents Jackie Cane» (2002), «No More Sweet Music» (2005) и «The President of the LSD Golf Club» (2007)?

Спасти стиль после «третьей волны» не могло уже ничто, даже новые альбомы «классиков». Выпущенный в 2008-м «Third» Portishead большинство критиков определили как чистой воды краут-рок, и таковое определение наверняка больше порадовало музыкантов, чем если бы их поблагодарили за возвращение стиля в классические рамки. Трип-хоп становился массовым явлением, а ни одно направление в музыке не может быть массовым, не приняв на вооружение средств и методов поп-музыки.

В 2010-м Hooverphonic выпускает первый альбом с новой вокалисткой — Наоми Вулфс, и это словно признание в том, что группа больше не старается соответствовать никаким канонам, кроме одного — хорошего вкуса. Специально для поп-музыкантов с хорошим вкусом изобретается новый стиль, инди-поп, и именно в его русле, вместе с новичками, приходится идти выпускникам школы трип-хопа.

Новая пластинка Hooverphonic носит название «Reflection», и весь пройденный путь действительно отражается в ней. Группа сошла с него, чтобы начать новый. По жизнерадостному характеру песен вряд ли можно предположить, что бельгийцы сожалеют о новом курсе, в котором они будут переосмысливать и перепевать старые песни. Предыдущей попыткой стал концертный альбом 2012 года «With Orchestra Live», тоже, в общем-то, сводившийся к мессиджу: трип-хоп — это лишь способ сочинять песни, а уж исполнять их можно как угодно.

Песни с «Reflection» — торжество легких аранжировок, привязчивых (но не навязчивых) мотивов, и едва ли не по-детски открытой лирики. «ABC of Apology» вообще можно вставлять в любой эпизод «Улицы Сезам», настолько идеально выбран в ней тон для того, что во всех прочих случаях не назовешь иначе как нудным морализаторством. Инфантилизм — обязательный элемент для успеха на инди-поп сцене, возможно и в связи с этим тоже 34-летнюю Гейке сменила не так давно отметившая свое двадцатилетие Наоми. Но явственнее всего ставит крест на трип-хопе не показательный уход в сторону, а то, насколько естественно звучат получившиеся в результате песенки (именно так, с учетом им небольшой продолжительности и «воздушности» характера, хочется их назвать). Это не вбивание последнего гвоздя в крышку гроба, это подлинное отражение истории трип-хопа и того, что стало с лучшими из тех, кто следовал ему.

Из чего это следует? Вряд ли кто-нибудь, познакомившийся с Hooverphonic через «Reflection», придет к Portishead, отыскивая «чего-нибудь наподобие». Он придет к St.Vincent, придет к Feist и Florence + The Machine и многим другим, далеким от трип-хопа музыкантам. Неизвестно, в таком ли порядке. Неизвестно, сразу или спустя какое-то время. Но придет точно, поскольку после «Reflection» неизбежно возникнет вопрос: чего бы еще мне послушать похожего?


Обзоры

Сурковская пропаганда: выпуск 7. Учитель нас проводит. До угла. Сурковская пропаганда: выпуск 7. Учитель нас проводит. До угла.
Своего последнего звонка я не помню. И дело не в том, что я на радостях напился пива под кустом (хотя, конечно же, напился,...
Рыба Рыба
Новое перерождение Ленинграда продолжает развитие стахановскими темпами - пока некоторые коллеги по цеху выхаживают новые...
Вышел фильм «High On Hope» Вышел фильм «High On Hope»
Фильм рассказывает о первых рейв-вечеринках в английском Блэкберне
Понаехали тут! Столичное лето, часть первая: The Chemical Brothers Понаехали тут! Столичное лето, часть первая: The Chemical Brothers
Нынешнее лето в Москве выдалось как никогда насыщенно-концертное. Такой концентрации заезжих музыкантов в короткий промежуток...
Ниже радара: The Merrylees Ниже радара: The Merrylees
The MerryleesКто: Райан Сэндисон (Ryan Sandison, вокал, гитара), Саймон Аллан (Simon Allan, гитара), Ли Браун (Lee Brown,...
2011 в музыке 2011 в музыке
Trill начинает подводить музыкальные итоги уходящего года. В первой статье — общий обзор большей части наиболее интересных...

Персоны

THE PUPPINI SISTERS: "Сказочные сюжеты - это идеальное убежище" THE PUPPINI SISTERS: "Сказочные сюжеты - это идеальное убежище"
Марчелла Паппини из The Puppini Sisters о смертельно больной музыкальной индустрии, тонкостях кириллицы и предстоящем московском...
Страшное лицо друга Дмитрия Дюжева Страшное лицо друга Дмитрия Дюжева
Нас посетил ужасный Мамонов ...
Новый клип Джейсона Деруло Новый клип Джейсона Деруло
Американский R&B-исполнитель Джейсон Деруло выпустил новый клип на песню «Talk Dirty». Режиссером ролика выступил знаменитый...
"Мой любимый анекдот? Да он неприличный!" "Мой любимый анекдот? Да он неприличный!"
Вилле Вало (Ville Valo) заливисто хохочет в трубку: музыкант явно в отличном настроении. Оно и неудивительно - у HIM только...